Записи за месяц: Февраль
14:13 

ПАДЕНИЕ ВАВИЛОНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Беседы на книгу Бытия, 11: 1–32

Андрей Солодков
О том, что прежде всего должен преобразовывать человек – окружающий мир или себя самого, за что Господь наказал вавилонян, о кровавых звездных богах Вавилона и их «влиянии» на современную жизнь, о единстве богопротивном и единстве в Боге рассказывает историк и сектовед Андрей Иванович Солодков, с которым мы продолжаем читать Книгу Бытия.

Человек, измени себя!www.pravoslavie.ru/101186.html

13:39 

Сырная седмица есть преддверие и начало поста, а поэтому истинным чадам Церкви следует поступать в эту седмицу во всем гораздо воздержаннее, чем в предыдущие дни, хотя и всегда воздержание потребно. Слушают ли, однако, христиане сладостных словес любвеобильной Матери своей Церкви? Она завещает в эти дни более благоговеть, а они более бесчинствуют. Она заповедует воздерживаться, а они более предаются невоздержанию. Она повелевает освящать тело и душу, а они более оскверняют их. Она велит сетовать о содеянных грехах, а они более прибавляют беззаконие. Она внушает умилостивлять Бога, а они более прогневляют Всевышнего. Она назначает пост, а они более объедаются и упиваются. Она предлагает покаяние, а они более свирепствуют. Я еще раз скажу, что кто проводит масленицу в бесчинствах, тот становится явным ослушником Церкви и показывает себя недостойным самого имени христианина.
Святитель Тихон Задонский

13:37 

ЧТО НЕ ПОМОЖЕТ НА СТРАШНОМ СУДЕ

Не знаю как вы, а я очень боюсь Страшного Суда. Я и обычного-то боюсь, а уж Страшного и подавно.

Мы не так много знаем о том, как он будет проходить. Есть притча о Страшном суде в Евангелии от Матфея, есть ещё несколько указаний в Писании, что “верующий на Суд не приходит, а неверующий уже осужден”, есть несколько глав в книге пророка Даниила и в Откровении, поражающих размахом событий, но не раскрывающих деталей судопроизводства. Это явно сделано намеренно – дабы люди не плодили казуистику, не пытались, как в египетской “Книге мёртвых”, придумать хитрые ответы и двусмысленные оправдания, чтобы отношения с Богом не свалились ни в магию, ни в юриспруденцию.

И это меня пугает. Потому что все известные мне способы защититься от обвинений там не сработают. Судя по тому, что мы знаем, на Страшном Суде не помогут:

– попытки свалить вину на обстоятельства, за которые отвечает не сам человек, а Тот, Кто Судит. Такой прецедент в Писании уже описан. Именно так поступил Адам после грехопадения – стал рассказывать Богу, что это не он, это всё жена, которую дал Бог, а значит, Бог – Сам виноват в печальном результате. Чем это закончилось – известно. Вероятно, у остальных тоже не прокатит.

– попытка “потеряться в толпе”, то бишь сослаться на общемировую или всесоюзную практику. Дескать, все так делают. Иногда мне кажется, что обсуждать такого рода отмазки пригласят кого-то из трёх праведников, имеющих опыт жизни в тотально враждебном окружении – Ноя, Лота и пророка Илию. Эти три суровых мужа очень хорошо знают, что такое “поступать не как все“. И объяснить сумеют.

– ссылки на особый исторический момент, который почему-то сделал несущественным исполнение заповеди. Но если ты ненавидел ближнего – значит, ты ненавидел ближнего. Даже если он, скотина такая, посмел оказаться от тебя на другой стороне баррикады, когда решались судьбы Родины. Синедрион именно благом Отечества оправдывал необходимость казни Спасителя.

– ссылки на исторические прецеденты. Дескать, отцы грешили и нам разрешили. Но история Анании и Сапфиры, которые были наказаны за свой грех, хотя и не были ни самыми большими, ни, тем более, последними, кто пытался запустить руку в церковную кассу, довольно убедительно показывает, что грех остаётся грехом, даже если Господь до поры милует.

– оправдания, что просто виноват кто-то другой. Помимо того, что этим уже занимался Адам, это еще и нарушение заповеди о неосуждении. Сказано же, что каким судом судитесь – таким и будете осуждены. Вешаешь свои грехи на других – хорошо, тоже будешь отвечать за чужие.

– ссылки на высокие результаты, которые были достигнуты в других областях. Как писал когда-то один журналист – коррупционеры построили ЛЭП первой категории надёжности, а их оппоненты не сделали и этого, и потому воровство вполне извинительно. Но об этом Писание также говорит более чем определенно – “что высоко у людей, мерзость перед Богом” и “что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит”. Не поможет.

– ссылки на то, что ты действовал в рамках действующего законодательства, и все правильные бумаги были подписаны уполномоченными лицами в нужных местах. Иуда не нарушал никаких законов, Нерон и Диоклетиан действовали в пределах своих полномочий, и даже расстрелы новомучеников до запятой соответствовали инструкциям ОГПУ. Гражданские законы нужны, они обеспечивают порядок и хотя бы подобие справедливости. Но в Царство Небесное приводят не они.

– ссылки на запутанность и противоречивость принципов суда, их неясность и двусмысленность. Хотел, дескать, как лучше, да ума не хватило. Тоже не сработает. Потому что Господь сказал, что Он с нами во все дни до скончания века. А значит, на любую попытку сказать – “Я не знал, как поступить” последует резонный ответ “Я был рядом, что ж ты не спросил?”. И не знаю как вы, а я по себе уже выучил, что “не знаю как поступить” на деле почти всегда означает “я не хочу поступать по заповеди”.

– какие-то варианты оправдания тем, что принадлежал к правильной группе людей, которая знала правильные слова, как бы она ни называлась – Церковь, народ, нация, традиция или партия. Ведь и об этом сказано – что в день Суда некоторые начнут вспоминать, что они именем Его бесов изгоняли и пророчествовали, но ждет их суровая отповедь и вечный ад. Или совсем в лоб сказано, что Бог может из булыжников наделать Аврааму новых детей, если существующие окажутся недостойны.

И много еще можно придумать такого рода соображений, которые не помогут на Страшном Суде. Этим он и Страшный.

Но это Суд также и Милостивый. Самый милостивый. Собственно, там кроме Милости и не будет ничего.

Самым трудным будет на Суде принять Милость. Милость нельзя заслужить хорошим поведением. Она зависит не от помилованного, а от Милующего. Надо только прекратить доказывать, словами и делом, что ты «имеешь право». Чтобы быть оправданным, надо перестать искать себе оправданий. Надо не оправдаться, а покаяться.

Потому что все эти слова и причины – это попытки просто отбояриться, чтобы не унизили милосердием, чтобы не помиловали. Ведь помиловать можно только того, кто виновен. А если ты в Царство Небесное войти планируешь, как право имеющий – не будет никакой Милости, потому что ты её просто не хочешь. Не нужна тебе Милость – не будет Милости.

Свободен, иди во тьму внешнюю.

Расслабься, наконец, человек, хватит выдумывать, почему бы тебе ещё не погрешить немного. Это уже Страшный и Милостивый Суд. Вспомни притчу, и повторяй – “Отец, согрешил я пред Тобою, и уже недостоин называться сыном Твоим, но прими меня. Я согрешил и оправданий у меня нет, и нет надежды, кроме Любви Твоей”.

Владимир Берхин
Источник Правмир.ру

13:34 

На Страшном суде в свете Истины проявится всё, чего мы не замечали или не хотели замечать в себе. Как сказал мне однажды на исповеди некий товарищ мой:
- Я вдруг понял: будет Страшный суд и на нём мне покажут человека, которого я никогда раньше не знал. Это буду я...

Игумен Нектарий (Морозов)

13:00 

ЧАСТНОЕ МНЕНИЕ

Знаете, до меня с годами вдруг дошла одна простая истина. Церковь Христова никогда не будет Церковью большинтсва, никогда не будет популярна. Она всегда будет гонима и порицаема. И нынешние попытки оширботребить Ее все равно безуспешны.

Это в юности все пытаешься изменить мир к лучшему, порой не включая мозги. Только наскипидаренная душа рвется к приключениям. А в это время как раз-таки надо слушать, изучать и познавать.

Один хороший священник заметил, что даже перевод богослужения на русский язы к ничего не даст, потому что и по-русски все равно люди не будут разбираться. А бабки тем более.

Мне сложно судить об уровне образования сиеднестатистического прихожанина Российской Православной Церкви до революции, однако же можно с уверенностью сказать, что уровень образования священнослужителе и тем паче архиереев был значительно выше нынешних. И уровень культуры был выше.

Знать и понимать богослужение, ценить усилия хора и красоту храмовых интерьеров - это удел людей образованных. Ну или по коайней мере послушных, каковыми были простые крестьяне.

Сейчас же мы видим буйство либерастического мракобесия, попытки все и вся перекроить, переиначить, растоптать. И все это под благовидными предлогами: сделать Церковь удобной, легкой для переваривания, популярной. Но только поверностные изменения ни к чему не приведут. Христа невозможно сделать удобным. Его нельзя вырвать из евангельского контекста, из иудейской и римской истории, из эллинической философии, а из традиции Церкви нельзя одним махом выкинуть 10-15 веков и возрождать некую мифическую Древнюю Русь, от которой даже богослужебных памятников не осталось. К слову, на Руси еще до Синодального периода не было ни византийского пения, ни частого причащения, а уже с XVI века на Руси пришла итальянская архитектура.

Знаете, нынешние тенденции прогнуть "затхлую традицию" под потребности нашего времени и наших сограждан, нахватавшихся обрывочных сведений из интернета, мне напоминают телевизионный контент: раньше по ящику показывали научные передачи, концерты классической музыки, балеты и телеспектакли, а сейчас кустарные сериалы и ток-шоу с руганью. Зато каждый, понимаешь, может высказаться. Демократия, гласность. Вместо того, чтобы насаждать культуру и подтягивать народ до хоть какого-нибудь достойного уровня, органы вещания опускаются до быдло-масс. Извините, но иначе я это охарактеризовать не могу.

И есть опасения, что Церковь сейчас находится под угрозой такой же революции-примитивизации. Не книжки об истории, канонах и богослужении выпускаются, а находятся суррогаты, которые, как на первый взгляд кажется, народу переварить легче. Конечно, оперу слушать трудно, не то, что попсу или рок. Оперу сначала изучить надо, либретто прочесть, вслушиваться, напрягаться. То ли дело три притопа-два прихлопа.

Я не против византийских мотивов и знаменного распева, не против миисионерства и не против частого причащения, Боже упаси, но я против того, чтобы безусые студентики и батюшки-заочники критиковали соблюдение Устава, классическое церковное пение и барочную архитектуру. Особенно сейчас, в год 100-летия ужасных и трагических событий революции, почти до основания разрушившей церковную жизнь в России.

__________________
Ваша во Христе,
Церковная Крыса
20.02.2017

18:43 

ТОЧКА ЗРЕНИЯ БОГА

Все мы имеем какой-то опыт такого общения. Мы как-то его соотносим с опытом святых и, наконец, приходим к некой личной убежденности: «Бог поступает так-то. Я это знаю». И когда случаются какие-то события, почти каждый имеет мнение, как поступил бы Бог. А другой человек все понимает наоборот, но убежден, что он-то точно знает, чего хочет Бог.

Возьмем скандальный пример выступления скандальных дам на амвоне церкви с матерными частушками. Что мы имели в итоге? «“Пусь” надо пожалеть». «“Пусь” надо посадить». «На них не надо обращать внимания». Все знают, как поступил бы Господь. А все мнения разные. Но так не бывает.

Подобные разногласия существуют и по другим предметам. Одни говорят, что Церковь должна иметь капитал. Другие утверждают, что она должна быть нищей. Одни говорят, что клир должен служить прихожанам, как нанятый раб. Другие настаивают, что яйца курицу не учат и священник все-таки пастырь, а не пасомый. Одни говорят, что Бог абсолютно благ, и что бы человек ни натворил, он все равно будет помилован. Другие приводят слова Христа о Страшном Суде и скрежете зубовном и говорят, что имеет место состояние богооставленности.

Отчего так? Оттого, что почти никто не удосуживается узнать, а что же Бог говорит Сам о Себе. Притча о блудном сыне – очень яркий пример того, как Бог относится к грешному человеку. Эта история – словно наглядное пособие на плакате для учеников профессионального духовного училища: как на самом деле поступает Бог.

Итак, мы имеем грешника и Бога. Грешник решает уйти от Отца Небесного.

Пункт первый. Бог отпускает блудного сына с капиталом. Все как у нас. Бывает, что человек уходит от Бога и Церкви. Обычно Бог никого не держит. Воля человека Богу дорога более всего.

Второе. Бог отпускает уходящего сына с наследством. Это наследство духовное и заключено в памяти и благодати. Господь не стирает в памяти человека опыт пребывания в благодати, памяти о Рае, и не лишает его сердца возможности любить и быть любимым. Эти предметы не есть естественное свойство человеческой природы. Они – дар Божий, который нам позволено унести с собой.

Третье. Бог молчит. Видит и молчит. Блудный сын впадает в разврат, он питается вместе с животными и доходит до скотского бесоподобного состояния. Если перенести это на наше существование, то таким оскотиниванием может быть блуд, пьянство, крайнее озлобление, бешеная жадность, убийство и тому подобное.

Бог продолжает молчать, не вмешивается, но все видит.

Оказывается, Бог не всегда помогает нам. Он всегда нас ждет, но не бегает за нами. Отец из притчи не бегает за сыночком по барам, наркопритонам, милициям и больницам. Уходишь? Уходи. Не любишь? Не люби. Насильно мил не будешь. Насильно никого не спасешь. Молиться о грешнике можно. Но спасти того, кто не хочет спастись, не берется даже Бог.

И наконец, внезапно мы видим, как поведение Бога кардинально меняется. Стоило человеку хоть немного захотеть поднять голову от свиного корыта, как в голове блудного сына сработал тот капитал, который ему позволил унести Бог – память о Боге и Его благости. Это самовоспроизводящееся сокровище оказывается самым дорогим из того, что есть на свете, потому что оно может оживить человека так, как не оживят никакие капиталы. Оно может включиться и регенерировать наше счастье дороже всего самого дорогого.

Возрождение грешной души может происходить по трем сценариям: опыт жизни, работа ума и умиление сердца.

В случае с блудным сыном сработал жизненный опыт и ум. Эти два фактора включились без сердца и без его любви. Поэтому ум в силу своей практической природы предложил человеку принять на себя звание наемника. От ума другого и ждать нельзя. Христианин, в сердце которого нет любви, но есть труды во славу Божию – всегда есть наемник, и как наемник он обо всем судит не по любви, а по закону.

Итак, человек решает вернуться в область, где правит Бог, вернуться к источнику благ, и решает эти блага заслужить трудом.

Внимание: не просто высказывает намерения, а решает ТРУДИТЬСЯ на пажитях Бога и на благо Бога. Вот почему в то время, когда блудный сын поднял голову от корыта, Бог еще молчал. Намерения – это хорошо, но требуется потрудиться, хотя бы ногами, на пути в Царство Божие. Наши благие пожелания еще не повод Богу вмешаться в нашу жизнь.

И тут происходит невообразимое. Бог не просто принимает блудного сына. Он БЕЖИТ ему навстречу. Отец Небесный бежит! К нам. И дает на руку перстень – знак власти. И велит устроить пир – знак полноты блага, и вводит туда, где Сам живет.

Мы видим, как Бог неравномерно и эксцентрично распределяет Свои усилия на благо блудного сына. Мы видим определенные условия получения внешней помощи Бога. Мы видим, как выглядит эта помощь на простом примере.

А теперь мы возвращаемся к себе и своим представлениям о Боге. Я был уверен, что Бог со мной в любом безобразии?

Нет!

Бог молча позволяет мне падать в ад, если я этого хочу сам, если я настаиваю на этом. Блудник, пьяница, убийца, обидчик слабых, гордый нищий в своих грехах остаются наедине с бесами и своей мерзостью. Принимая смертный грех, мы становимся абсолютно беззащитными, о чем пишет апостол Павел: блудники и пьяницы не наследуют Царства Божиего.

Оказывается, что состояние богооставленности есть и оно происходит исключительно по нашей воле. Никто его изменить не может, кроме нас самих. И богооставленность ведет нас к деградации и смерти. Более того, богооставленность означает наше погружение в ад к бесам уже при жизни. Это ад наяву, прежде Страшного Суда.


Это реально страшно – жить во грехе. Нас в нем может спасти только наша память о Боге, остатки благодати в сердце, то самое сокровище духа, которое мы уносим с собой как Божие наследство, или сама жизнь, тыкающая человека лицом в свинское корыто. Решение о возврате принимаем только мы сами и никто другой. Но пока нам сладок грех, Бог лишь наблюдает за нами и молчит.

Можно было бы ходить к «Пусям» в тюрьму и кормить их блинами, но если им не нужен Бог и если они уверены, что, матеря святых и Церковь, они поступили хорошо, то никакой пользы от этого не будет. Стоит ли быть более христианином, чем Христос?

Мы все смешиваем в кучу и думаем, что закон, применимый к святым и праведникам – тот же, что и к людям, враждующим на Церковь и Бога. Отсюда все эти недоумения, возникшие вокруг Церкви в последнее время – мы не понимаем иерархии Божиего мира и не понимаем логики Бога по отношению к нам.

Надо ли навязывать свою любовь людям, считающим себя врагами Христа и Церкви, или просто перестать реагировать на них, как перестал реагировать отец на выходки блудного сына? Надо ли непременно спасать тех, кто не желает спастись? И кто такие эти люди, которые считают себя врагами Бога?

Мы все запутались. Поэтому нелишне обратиться к святым отцам и узнать, что люди не равны по своему положению относительно Бога и ко всем отношение Бога разное. Бог неодинаково относится к разным людям. Это только мы всех стрижем под одну гребенку. Иоанн Лествичник описывает разные виды состояния человека и учит нас их различать, с тем чтобы мы соразмеряли свое отношение к людям и учитывали волю Бога о них.

Нечестивый есть разумное и смертное создание, произвольно удаляющееся от жизни оной (Бога), и о Творце своем присносущем помышляющее как о несуществующем.

Законопреступник есть тот, кто закон Божий содержит по своему злоумию и думает веру в Бога совместить с мыслию противною.

Христианин есть тот, кто, сколько возможно человеку, подражает Христу словами, делами и помышлениями, право и непорочно веруя во Святую Троицу.

Боголюбец есть тот, кто пользуется всем естественным и безгрешным и, по силе своей, старается делать добро.

Мы часто беремся судить обо всем, учить священство, патриархов и Церковь, берем на себя миссию миротворцев между Церковью и обществом, но упускаем из виду то, что никто из нас не без греха. Поэтому, прежде чем высказываться от имени Бога, мы должны тщательно сверить свои слова со словами Бога и Его друзей – святых. Нечестивый и неправедный человек не может право судить о Боге и не в состоянии понимать слова Бога. Поэтому тем более нужно не выдумывать про Бога небылиц, а лучше стараться понять то, что Господь Бог говорит ясно и просто, вместо того чтобы учить Бога и приказывать Ему то простить, то наказать, то промолчать.

Вообще, к Богу надо быть внимательней. Надо более вдумчиво читать слова Самого Бога. Надо вдумчиво следить за тем, как вел Себя Христос. На кого Он обратил внимание, с кем говорил, кого исцелил, кому подал чашу с вином, рыбу, мед и хлеб, а кого не заметил вовсе. Например, Он не заметил тысяч жителей Иерихона, а заметил лишь только одного изгоя – Закхея мытаря. А чем мы лучше этих жителей, на которых Иисус даже не взглянул?

Так, внимательно разбирая мотивацию и условия Божиего внимания к человеку, мы можем, став на точку зрения Бога, правильно увидеть себя и свое место в мире. Кто я? Не в пространстве околоправославных журналов, где порой нагнетается истерика и культивируется безграничное расширение прав захожан в Церкви, а в реальной Вселенной Бога.

Однажды Бог спросил Амворсия Медиоланского: «Что ты хочешь знать?» И услышал ответ: «Бога и свою душу».

Бога надо хотеть знать. Надо хотеть и уметь выйти из собственного монолога длиною в жизнь и постараться услышать Бога. Для остановки собственного монолога служит попытка Церкви дать нам услышать прямую речь Отца Небесного. Церковь подобрала слова Бога в некой продуманной последовательности. И перед Великим постом эта последовательность такова.

Первая неделя для тех, кто любит Бога и далек от границы Рая и ада. Это мытарь Закхей.

Вторая – для тех, кто оправдан более или менее, и скорее находится в Раю, чем в аду.

Третья – о блудном сыне, для тех, кто существует скорее в аду, чем в Раю.

И последняя, четвертая, для тех, кто летит головой вниз в ад – неделя о Страшном Суде.

Евангелия, читаемые в храме перед Великим постом, строги и грозны. В них мало восторга, но много предупреждений. В них суровая правда о реальном положении дел. Эти Евангельские чтения не о придуманных нами духовных законах, а о реальной жизни. Они не о придуманном нами Боге, а о Его настоящем образе и Его настоящем отношении к нам. В предпостных Евангелиях нарисована грозная великая и торжественная картина мира, разделенного на Рай и ад. В них вежливое и спокойное предложение Отца Небесного нам стать туда, куда мы захотим, с учетом последствий.

Но главное, что за всеми этими грозными картинами перед нами предстает внимательный, следящий и переживающий о нас образ Отца Небесного. Он ждет нас всегда. Он не всегда держит нас за руку, которую мы вырываем из Его ладони, но у Него всегда имеется про запас для нас и кольцо всевластья, и телец упитанный, и хлеб, и вино, и самое главное – Его отчие объятия.

Наша цена всему тому, что припасено для нас у Бога – наш мусор, наши узы греха, которые доставляют нам страдания, сковывают нас и не позволяют нам оторваться от земли и подняться к Богу. Нам нужно их выбросить из своего сердца, и за это мы получим право быть с Богом.

Для освобождения от липких пут земли нам предлагается пост.

Вода проходит фильтр и становится чистой. Металл выплавляется из руды. Так и наша душа, проходя через благотворительность, пост и молитву, меняется и становится другой. Так в организме действует температура. При ее подъеме вредные вирусы и бактерии умирают, а полезные остаются. Пост – это вакцина, имитирующая болезнь, лихорадку и стимулирующая выработку иммунитета ко злу в нас самих.

Схема действия вакцинации состоит в искусственном погружении души в ад, где должны быть выморожены вирусы греха, и последующем выздоровлении души. По сути дела, это есть повторение пути блудного сына. Пост так и устроен. Начинается печально и грозно, но по мере развития поста его песнопения и тексты становятся все более и более жизнеутверждающими и радостными, достигая максимума в день светлого Христова Воскресения.

Изменение себя, другое качество нашей души, желание жить с Богом, намерение трудиться Богу, желание своей душе любви, а сердцу чистоты – есть смысл поста. Сценарий поста выстроен по схеме притчи о блудном сыне. Максимальное удаление от Бога, поворот и возвращение к Отцу Небесному, через смерть греха в нас – к пиру в Раю.

Как позванные Богом и Царем усердно устремимся в путь, дабы нам, маловременным на земле, в день смерти не явиться бесплодными и не погибнуть от голода.

Убоимся Господа хотя так, как боимся зверей; ибо я видел людей, шедших красть, которые Бога не убоялись, а услышав там лай собак, тотчас возвратились назад, и чего не сделал страх Божий, то успел сделать страх зверей.

Возлюбим Господа хотя так, как любим и почитаем друзей: ибо я много раз видел людей, прогневавших Бога и нисколько о том не заботившихся, но те же самые, какою-нибудь малостию огорчив своих друзей, употребляли все искусство, выдумывали всякие способы, всячески изъявляли им свою скорбь и свое раскаяние, и лично, и через иных, друзей и родственников, приносили извинения, и посылали оскорбленным подарки, чтобы только возвратить прежнюю их любовь.

В этих словах Иоанн Лествичник просит нас отнестись к Богу так же реально, как мы относимся к делам реальным и очевидным для нас. Можно добавить, что такого серьезного отношения требует не только Бог, но и Его притчи и Его Церковь.

Еще один аспект притчи о блудном сыне – изображение схемы нашего движения к Богу.

Постом и великопостными службами мы не просто имитируем путь блудного сына в кажущейся театральной реальности церковного обряда. Мы на самом деле в той или иной степени все удалены от Бога, подвержены греху. И свиные рожки нам не в диковину. У любого человека есть перигей и апогей его удаления от Бога. И наша задача, год от года, делать этот апогей все короче и короче, последовательно сокращать наше удаление от Бога и сокращать срок отчуждения души от Бога.

Господи, помоги нам пройти все эти этапы поста, очищая себя от греха на этих, пока условных мытарствах. Помоги нам не потерять в уме память об Отце Небесном. Помоги нам сердцем вспомнить животворную силу и радость благодати. И, конечно, помоги нам, чтобы мы, потрудившись Богу, нашли в самом течении нашей жизни источник Божественного блага – так, как нашел его евангельский блудный сын.

Священник Константин Камышанов
Источник: Правмир www.pravmir.ru/tochka-zreniya-boga/

16:08 


Как-то раз отец со своим сыном и осликом в полуденную жару путешествовал по пыльным улицам города. Отец сидел верхом на осле, а сын вёл его за уздечку.
— Бедный мальчик, — сказал прохожий, — его маленькие ножки едва поспевают за ослом. Как ты можешь лениво восседать на осле, когда видишь, что мальчишка совсем выбился из сил?
Отец принял его слова близко к сердцу. Когда они завернули за угол, он слез с осла и велел сыну сесть на него.
Очень скоро повстречался им другой человек. Громким голосом он сказал:
— Как не стыдно! Малый сидит верхом на ослике, как султан, а его бедный старый отец бежит следом.
Мальчик очень огорчился от этих слов и попросил отца сесть на ослика позади него.
— Люди добрые, видали вы где-либо подобное? — заголосила женщина. — Так мучить животное! У бедного ослика уже провис хребет, а старый и молодой бездельники восседают на нем, будто он диван, о несчастное существо!
Не говоря ни слова, отец и сын, посрамлённые, слезли с осла. Едва они сделали несколько шагов, как встретившийся им человек стал насмехаться над ними:
— Чего это ваш осёл ничего не делает, не приносит никакой пользы и даже не везёт кого-нибудь из вас на себе?
Отец сунул ослику полную пригоршню соломы и положил руку на плечо сына.
— Что бы мы ни делали, — сказал он, — обязательно найдётся кто-то, кто с нами будет не согласен. Я думаю, мы сами должны решать, как нам путешествовать.

14:36 

Вы духовно деградируете от того, что вместо покаяния занимаетесь самоедством. А это деструктивно. Ибо в основе дух другой. Дух покаяния – смирение. Дух самоедства – гордыня. Принудьте себя к частой исповеди. Объявите войну малейшему проявлению страсти в своей душе. Кайтесь: «Господи, прости меня, окаянную грешницу. Согрешила перед Тобой неверием в благой промысел Твой. Малодушием, жалостью к себе. Окаменением сердца. Только на Тебя уповаю отныне, Господи Милосердный, избавь меня от лютого демона терзающего душу мою. Да будет во всем святая воля Твоя. Слава Тебе». И вообще, всегда благодарите Бога. Прямо заставьте себя это делать. Благодарите за то, что Он ставит Вас именно в те условия, в которых Вы можете спастись.

Священник Александр Белослюдов.

14:06 

Хочешь чему-нибудь меня научить, покажи мне детей своих. Сколько их у тебя? Как они к тебе относятся? И если власть лихо критикуешь, тоже покажи мне семью свою. Дай-ка я разок посмотрю, как ты навел порядок среди четырех человек, если так смело и уверенно советуешь наводить порядки среди полтораста миллионов. Давайте сделаем вообще семейность главным критерием оценки человеческой деятельности. Кто в семье не хозяин – цыц чужую бесхозяйственность критиковать. Ну и так далее по списку добродетелей.

прот. Андрей Ткачев

15:37 


Смиренных людей можно сравнить с соловьями, которые прячутся от чужих глаз, и своим дивным пением наполняют души людей радостью... Гордецы же ведут себя как куры, кудахчущие так оглушительно, как будто снесенное ими яйцо размером с нашу планету.

прп. Паисий Святогорец

15:33 


15:29 


15:28 

Ангел.

Жил у нас на селе Митя.

Здоровенный такой бугай, под два метра, косая сажень в плечах, одна беда - дурак. Причем не просто, скажем, плохо учился или туго соображал, нет – он был с медицинской справкой – инвалид, кажется, второй группы. В свои 30 лет разума у него было не больше чем у 2-х летнего малыша. Говорить толком не мог – только отдельные слова и то невнятно. Взяла его из интерната еще совсем мальцом наша фельдшерица, а тогда еще медсестра Полина Ивановна.

Был он совсем безобидный, мог выполнять самую несложную работу – "принеси вот это, унеси вон то". Любил играть с маленькими детьми, а подростков обычно сторонился – дразнили они его, да поколачивали нередко. Отпору он никогда не давал, закрывал голову руками и плакал беззвучно. Никогда не жаловался.

Бывалоча спросишь его: "Мить, как дела-то?"

Улыбается во весь щербатый рот.

- Хорошо! – и большой палец показывает, а потом с усилием: "А ты как-то?"

И уже рад - выговорил такие трудные слова. Дальше можешь говорить ему что угодно – слушать будет внимательно. Говоришь ему, мол, лягухи сегодня низко летают, крокодилы плохо растут, и бананов нынче в колхозе неурожай. Кивает, важно, степенно, ни дать, ни взять наш председатель доклад слушает. Все со смеху давятся, а он и доволен, что всем радостно, а потом пуще всех хохочет.

В июне 89 года померла Полина Ивановна, а на следующий день после похорон пропал Митя с концами. Неделю его искали, найти не могли, говорили - то ли цыгане его увели, то ли сам ушел от тоски, куда глаза глядят.

А потом двое мелких братьев Потаповых (один семи лет, второй - пятилеток) признались, что без разрешения старших купаться пошли на речку. Причем отошли в сторонку, чтобы с дороги не увидали, а там недалеко от берега омут глубокий. Они сдуру и полезли, сначала младший стал тонуть, потом старший бросился вытаскивать, да толку мало.

Как их Митька-то увидал непонятно, как был в одежде в омут сиганул, и как котят малых на берег выбросил, а вот сам из воды уже не вышел. Мужики, что вытаскивали Митин труп , говорили, он штаниной за корягу зацепился. Так и стоял там в полный рост, поднявши руки – будто ждал, что кто-то его заметит.

Хоронили Митю всем селом.

Вот только тогда все узнали его фамилию, что в паспорте у него была записана: Ангел.

15:26 

Притча о пустых жалобах

Однажды человек шел мимо некоего дома и увидел старушку в кресле-качалке, рядом с ней качался в кресле старичок, читающий газету, а между ними на крыльце лежала собака и скулила, как будто бы от боли. Проходя мимо, человек про себя удивился, почему же скулит собака.

На следующий день он снова шел мимо этого дома. Он увидел престарелую пару в креслах-качалках и собаку, лежащую между ними и издающую тот же жалобный звук.

Озадаченный человек пообещал себе, что, если и завтра собака будет скулить, он спросит о ней у этой пары.

На третий день на свою беду он увидел ту же сцену: старушка качалась в кресле, старичок читал газету, а собака лежала на своем месте и жалобно скулила.

Он больше не мог это выносить.

— Извините, мэм, — обратился он к старушке, — что случилось с вашей собакой?

— С ней? — переспросила она. — Она лежит на гвозде.

Озадаченный ее ответом человек спросил:

— Если она лежит на гвозде и ей больно, почему она просто не встанет?

Старушка улыбнулась и сказала приветливым ласковым голосом:

— Значит, голубчик, ей больно настолько, чтобы скулить, но не настолько, чтобы сдвинуться с места...

В этом есть правда: мы часто ноем о том, что нас достало, что надо что-то менять, но при этом ничего не делаем. Вместо того, чтобы хотя бы «встать»!

15:26 


15:24 

АНГЕЛ-ХРАНИТЕЛЬ

Мой отец погиб во время Отечественной войны. Я очень переживал то нищее положение, в котором находился, и решил стать карманником.

Ехал я как-то в трамвае, наметил себе одного раззяву. И уже собирался вытащить его бумажник, если бы не один священник. Он сидел и не сводил с меня глаз. Я ждал, пока он отвернётся, но он продолжал пристально на меня смотреть. В конце концов взял меня за руку, и мы вместе спустились на остановке. Когда мы остались наедине, он вложил мне в руку бумажную купюру, перекрестил меня и сказал:

– Пусть не оставляет тебя твой Ангел-хранитель.

– Какой ещё Ангел-хранитель?! – закричал я, вырвал руку, что было силы пнул священника по щиколотке и бросился наутёк.

Вернувшись домой, почувствовал себя больным. Три дня пролежал с высокой температурой без сознания. Всё это время от меня не отходил мальчик, одетый в белое. Он клал свою прохладную руку на мой горячий лоб, и я чувствовал облегчение. Я попросил его:

– Не уходи от меня.

– Как же я уйду от тебя? Я твой Ангел-хранитель. И тогда буду с тобой, когда другие тебя покинут. Но если защищу тебя, ты тоже должен мне помочь.

Потом добавил:

– Когда поправишься, пойди и извинись перед тем священником…

Выздоровев и снова начав ходить в школу, я вернулся на то место, где мы «расстались», и стал расспрашивать людей. После долгих поисков я всё-таки нашёл того священника. Он сразу меня узнал.

– Меня послал к вам мой Ангел-хранитель, чтоб я попросил прощения, – сказал я, отводя глаза.

…Может, я бы и не решился сейчас рассказать эту старую историю, если бы не один недавний случай.

Я уже разменял шестой десяток, когда попал в аварию – свалился на машине в ущелье и несколько дней пролежал без сознания в реанимации. Удивительно, но всё это время я видел около себя того самого светоносного мальчика, который за столько лет нисколько не изменился…

15:22 

Вот одна история. Один батюшка — очень тонкий, образованный человек, в прошлом был безбожником, но однажды услышал от знакомого по эмиграции священника: "А ты попробуй, Саша, вспомнить, когда и почему ты захотел, чтобы Бога не было".

Саша вернулся домой озадаченный. Перебрал в уме всю жизнь, а когда дошел до шестилетнего возраста, то вдруг начал что-то понимать.
Он жил тогда в одном из городов России, каждое воскресенье бывал в церкви. Родители давали ему копеечку для нищего, и для мальчика это много значило. Он входил в храм с мыслью, что сделал доброе дело, оказал любовь.

Но однажды Саше ужасно захотелось купить лошадку — она стоила всего шесть копеек, но мама отказала ему в деньгах. И тогда в ближайшее воскресенье он решил, что если шесть раз не дать нищему денежки, то мечта исполнится. И он прошел мимо несчастного. Потом наступило второе воскресенье, третье. В четвертый раз Сашей овладела мысль позаимствовать копейку из шапки убогого. Тогда можно будет купить лошадку еще раньше.

Он так и сделал, но вдруг почувствовал, что он не может больше в церкви предстоять перед Богом, и забился в какой-то угол. И когда однажды вернулся из Петербурга брат мальчика со словами, что Бога нет, Саша за эту идею немедленно ухватился.
Впоследствии он оградил свое неверие стеной философии и самых разумных доводов. Знакомство с богословием никак не повлияло. Стена все росла и готова была уже достигнуть неба, когда вдруг рухнула от одного честного, любящего вопроса сельского священника.

митр. Антоний Сурожский

21:42 

Жила на свете муха. Летала она, летала, и долеталась — попала на липкую ленту. Прилипла и испугалась: «Вот попалась, так попалась! Как выбраться отсюда?» Начала она рваться и метаться, но крепко прилипла, ножки не вытащить из хитро придуманного клея — не отпускает! Бьется, жужжит, а толку нет! Огляделась, а вокруг на липкой ленте мух полным-полно, счета нет! И все в клею застряли. И говорит ей другая муха, неподалеку: «Ну что ты жужжишь и жужжишь, что других тревожишь?» — «Как же не тревожиться? — отвечает ей испуганная муха. — Ужас какой, так влипнуть!» — «Да какой там ужас! — говорит ей та муха. — Это для тебя ужас, а мы здесь вот так и живем!»
***
Не дай своему сердцу прилипнуть к этому миру

Автор притчи: Монах Симеон Афонский. Из книги: О самом простом.

21:40 

О МАЛЬЧИКАХ И ДЕВОЧКАХ: КОГО МЫ СТРЕМИМСЯ ВОСПИТАТЬ?

Многие дети невротизированы именно тем, что надо быть во что бы то ни стало первым. Но все не могут быть первыми. К тому же по Евангелию многие последние здесь - станут первыми в жизни вечной. Те люди, которые всем уступают и садятся где-то с краю.
Сегодня детям внушают, что если ты не первый, ты не человек. Недавно я была экспертом на круглом столе. Речь шла о детских конкурсах красоты. Обсуждали поступивший в Госдуму законопроект, запрещающий конкурсы красоты до восемнадцати лет. Я бы их запретила все, и у совершеннолетних тоже. Но тут включается пресловутая толерантность. Так что хотя бы детей от этого оградить… Это такое растление детей, такое расчеловечение, невротизация!

Несколько месяцев назад я присутствовала на конкурсе детской моды. Маленькие девочки с милыми детскими личиками, но уже напудренные и накрашенные, со сложными прическами, с обнаженными плечами ходили по подиуму так, как будто они панельные проститутки. Их так ходить научили в модельном бюро. Их родители сидели с огромными букетами и коробками тортов и дожидались результата. Когда огласили результаты второго тура, с не прошедшими девочками произошло что-то страшное. Они рыдали, как взрослые женщины. А главное, родители на них смотрели с ненавистью, потому что они не оправдали их ожиданий.

Сейчас и взрослым надо ставить головы на место. Неустанно объяснять вред ориентации на конкурентность. Причем не с точки зрения нравственности, это они и слушать не будут, а с точки зрения повреждения психики, это еще как-то может их пронять.
Не сексуальное просвещение должно быть в школах, а противоположное этому половое воспитание. Когда девочку воспитывают как будущую женщину, особенно обращая внимание на черты, которые должны быть присущи женщине: приветливость, женственность, гостеприимство, ласковость, заботливость, аккуратность большая, чем у мальчика. А мальчика ориентируют на то, что он будет защищать свою семью, свое Отечество. Он должен стать защитником слабых.
Сегодня детей, в том числе и мальчиков, порой ориентируют на трусость. Два года назад к нам пришел на занятия семилетний мальчик, и когда я сказала ему: «Ну-ка выпрями спинку, ты же будущий солдат», - услышала спокойный ответ: «Я не буду солдатом. Мама даст взятку!» Разве может из него вырасти нормальный мужчина?

психолог Ирина Медведева, газета "Благовест"

10:47 

"А нельзя ли этот процесс как-нибудь ускорить?... "


Батюшка крестил пятилетнего ребенка, при этом он неутешно плакал и сопротивлялся таинству как мог. Отталкивал священника и кривлялся. Когда мальчика трижды окунали в купель, он кричал так, будто его погружали в котёл с кипящей водой. Взрослые бывшие при нем, содрогались видя все это. Наконец мать ребенка не выдержала, подошла к священнику, совершавшему Таинство Крещения и сказала:
- Ну, долго это будет еще продолжаться?
- Примерно столько же.
- А нельзя ли этот процесс как-то ускорить, вы же видете, что ребенок уже измучался.
- Нет, нельзя, чин должен быть исполнен от начала до конца, иначе Таинство не состоиться.
Мамаша тяжело вздохнула:
- Ну, что же делать? Вы же видите как он надрывается плачем, он не выдержит еще столько же...
- Он мучается не от этого, - тихо сказал священник.
- А от чего же? - с изумлением спросила мать ребенка.
- От грехов взрослых.
- Как? - на лице женщины отразился шок, она не верила своим ушам.
- Брак венчан? - спросил батюшка, не дав ей опомниться.
- Нет.
Между тем священник что-то высчитывал, потом сказал:
- Зачат ребенок, судя по всему, в Великий пост?
- ....
- Аборты делали?
Снова молчит.
- Сами в храм Божий никогда не ходили, не исповедались, не причащались?
Пожимает плечами, не отвечает.
- А как жили? Наверное вели жизнь далекую от благочестия?
- ....
- И хотите, чтобы ваш сын чувствовал себя в храме благостно? Вам здесь находиться тягостно, а ему тем более. Хотите благих изменений сыну, измените себя к лучшему.
По щекам молодой женщины текли слезы, она вернулась на свое место, утирая глаза. Таинство продолжилось, но интересное дело, ребенок успокоился, перестал сопротивляться и плакать, будто батюшка говорил с ним, а не с матерью...

Блог иг. Давида

главная