• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:00 

Существует два ложных подхода к жизни вокруг нас, которые многие принимают, думая, что это и есть образец, как должны поступать православные христиане. Один, наиболее распространенный подход - просто идти в ногу со временем: приспосабливаться к "рок-музыке", современным модам и вкусам и всему ритму нашей джазовой современной жизни. Этот путь - полное несчастье для христианской жизни, это смерть души. Некоторые могут все еще вести внешне пристойную жизнь без борьбы с духом времени, но внутренне они мертвы и умирают, и что печальнее всего, их дети заплатят за это различными психическими и духовными расстройствами и болезнями, которые все более и более распространяются. Так нельзя! Христианин должен отличаться от мира, и это должно быть одной из основных вещей, которые ему следует усвоить как часть своего христианского воспитания. Иначе нет смысла называть себя христианином, особенно православным христианином.
Иеромонах Серафим Роуз

16:53 

То, что мы оказались в Церкви, не право наше, но дар Божий.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

16:30 

Солнце во свидетелях

Жил-был в монастыре монах, который стремился к добродетели и хотел стать великим подвижником. Жил он по самому строгому уставу и ни на шаг от него не отступал. И пошла о нем слава как о самом великом подвижнике. Но вот услышал он как-то, что в другом монастыре на другом краю земли есть подвижник, которого считают святее него. Очень это монаху не Понравилось. И решил он призвать Солнце в свидетели:
— Скажи, Солнце, видело ли ты меня Хоть раз за трапезой?
— Нет, — отвечает Солнце, — не видело.
— Заставало ли ты меня хоть раз за праздной болтовней?
— Нет, — отвечает Солнце, — не заставало ни разу.
— Почему же подвижника из далекого Монастыря считают большим, чем я?
— Наверное, потому, — отвечает Солнце, — что у тебя тень длиннее.
— В твоем свете каждый человек тень отбрасывает! Длинна или коротка тень - не от человека зависит.
— Да нет. Когда свет Божий в душе светит, он в тень вытесняет то, чего быть не должно в человеке. У того монаха тень короткая. А за тобой шлейф гордыни тянется.

16:13 

Заботы — это нечто страшное для духовной жизни. Они — великий яд, убивающий человека. Не только духовную жизнь, но и мирскую, да и человеческие отношения. Видите рушащиеся семьи? А почему? «Мне некогда!» Отец погружен в мысли о тысяче вещей. Мать также погружена в мысли о тысяче других вещей. Как этим людям общаться между собой? Ведь всё время слышишь: «Сейчас не могу! У меня работа!» Идёт ребёнок поговорить с мамой:
— Мама, я хочу тебе кое-что сказать!
— Отстань! У меня сейчас работа!
— А когда же у тебя не будет работы?
И человек задаётся вопросом: «Когда же у тебя не будет работы?»
Заботы, заботы, заботы — они убивают человека. А в итоге ты остаёшься ни с чем... Духовный человек должен знать меру. Определи себе меру. Скажи: хватит! Довольно на этот день! Не продолжай дальше, остановись, брось! Пришёл домой — выключи телефоны, отложи другие заботы, ты сейчас дома, посвяти своё время семейству, самому себе и Богу.
Митрополит Лимассольский Афанасий (Николау)

16:12 

Два, точно два во мне ума: один добрый – он следует всему прекрасному, а другой падший – он следует дурному. Один ум идет к свету и готов поклониться Христу, а другой ум – плоти и крови влечется во мрак и согласен отдаться в плен велиару. Один упивается земным, ищет для себя полезного не в постоянном, но в преходящем, любит пиршества, ссоры, обременительное пресыщение, срамоту темных дел и обманы, идет широким путем и покрыт непроницаемой мглой неразумия, забавляется собственной пагубой. А другой восхищается небесным и уповаемым, как настоящим, в одном Боге полагает надежду жизни, здешнее же, подверженное различным случайностям, считает ничего не стоящим дымом; любит труды и благие заботы и идет тесным путем жизни. Видя их борьбу, Дух великого Бога снисшел свыше и подал помощь уму, прекращая восстание беспокойной плоти или усмиряя волнующиеся воды черных страстей. Но плоть и после этого имеет неистовую силу и не прекращает брани... Иногда персть смиряется умом, а иногда и ум опять против воли следует превозмогающей плоти. Но хотя желает одного – лучшего, однако делает другое – что ненавидит, и оплакивает тягостное рабство, заблуждение первородного отца, гибельное увлечение матери – матери нашей дерзости, ложь пресмыкающегося змия, который радуется человеческим грехам; оплакивает и дерево, или вредный для человека запретный плод дерева, и пагубное вкушение, и врата смерти, и наготу, и еще более – бесчестное изгнание из рая и от дерева жизни. Об этом сетует болезнующий ум. Но плоть моя и ныне устремляется за прародителями к смертоносному дереву, она падка на сладости, которые только для обольщения ее и показывает злой губитель-змий.

Святитель Григорий Богослов

16:11 

Властолюбие есть великое зло в человеке и начало всякого зла... Мы знаем, что беззаконному Ироду не страшно было убить столько тысяч неповинных младенцев, чтобы только не лишиться царской власти. О, великое зло – властолюбие! Человек хочет другими владеть, но сам собою владеть не может. Беги от этого зла, чтобы не погубить себя и других. Надо прежде научиться собою владеть, и тогда принимать власть над другими.

Святитель Тихон Задонский

16:11 

Многим кажется, что, будь они на другом месте, они были бы лучше. Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что – бедность, ученому – ученость, невежественному – невежество, больному – болезнь, старому – старость, молодому – молодость. Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения... Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию.

Святитель Николай Сербский

16:09 

Главная черта, которой отличается деятельность древнего монашества от деятельности новейшего, заключается в том, что монашествующие первых веков христианства были руководимы боговдохновенньми наставниками, а ныне... должны наиболее руководиться Священным Писанием и писаниями отеческими по причине крайнего оскудения живых сосудов божественной благодати.

Святитель Игнатий Брянчанинов

16:08 

Мы вступаем в Петровский пост. Его устав не такой строгий, как у Великого и Успенского, и каждый по силе может к нему приближаться в зависимости от состояния здоровья и всяких жизненных обстоятельств.

Один брат спросил старца: «В чем должна состоять жизнь христианина?» Старец отвечал: «В том, чтобы иметь уста истинные, тело святое, сердце чистое, помысел, не блуждающий по предметам мира, псалмопение с сокрушением; в том, чтобы пребывать в молчании и ни о чем другом не думать, как только о чаянии Господа». Вот он в четырех строчках дал целую установку жизненного пути.

Протоиерей Димитрий Смирнов

22:42 

Как сегодня бороться со страстями? В книге Екклесиаста говорится: «Нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1: 9). Если нам говорят, что вот что-то новое, – не надо с доверием к этому относиться: это просто забытое старое. На самом деле если бы ситуация менялась кардинально, то потребовалось бы вообще новое откровение от Бога. Но мы не ждем нового откровения, есть Священное Писание, которое научает и наставляет нас на всякую правду. Есть опыт святых отцов, которые подсказывали нам, как более правильно бороться с теми или иными страстями.

Так, например, преподобный Макарий Египетский выделяет три главные страсти, которые, в его понимании, рождают все остальные. Это страсть славолюбия, сластолюбия и сребролюбия. Что такое страсть славолюбия? Это когда человек требует для себя и добивается для себя особого отношения, то есть он хочет выделиться из общей массы людей, у него появляется дух гордыни и дух такого азартного соревнования с другими людьми. Такая страсть очень опасна. Сластолюбие – это страстное чувство, которое доминирует в настоящем мире, потому что люди заражены этой страстью не в силу только испорченности нашей природы в результате грехопадения, но и в силу того, что эта страсть культивируется в средствах массовой информации, через книги, через фильмы, через выступления разных представителей власти, через медиапространство и проч. Страсть сребролюбия – это вообще очень опасный культ. Вспомним: когда евреи вышли из египетского рабства, они не успели дойти до святого Ханаана, как в пустыне диавол подкинул им культ золотого тельца. Нечто подобное происходит и с современным российским сознанием. Мы вышли из коммунистического «Египта», не успели дойти до православного «Ханаана», как в пустыне некоей неопределенности диавол нам подкинул культ обогащения – золотого тельца – как некую новую национальную идею. Чтобы все конкурировали друг с другом, каждый против всех, каждый за себя. В этом есть серьезная опасность. И если стремление к славолюбию, сластолюбию, сребролюбию будет доминировать, то вряд ли мы можем рассчитывать на возрождение нашего народа.

Протоиерей Олег Стеняев

22:41 

«Уже не я живу, но живёт во мне Христос»
Во время консультации клиент рассказывает о православных, что они и Библию не читают, и собственного вероучения не знают. В принципе соглашусь — необразованных много. Но, мне кажется, на первый план выступает другая проблема — тем более кричащая, что пастыри, как правило, её не осознают, над ней не работают, и вообще она не в фокусе церковного внимания. Между тем, проблема эта представляется ключевой в понимании духовной жизни. Назову её так: диалектика закона и призвания. Ведь хотя Моисеев закон и остался за церковной оградой, тенденция превращать в закон живую жизнь никуда не делась. Причём законом для человека может стать что угодно — слова, сказанные в детстве мамой, ценности референтной группы или Христовы заповеди. А результат — «…закон производит гнев» (Рим 4:15) и осуждение — себя и других.
«А разве закон не приводит к любви?» — спрашивает клиент.
Нет — «…законом познаётся грех» (Рим 3:20). Любовь же рождается из встречи с идеалом (понимаю недостаточность термина, но не стану искать другое слово). Так, для апостола Павла идеал — Христос: «…уже не я живу, но живёт во мне Христос» (Гал 2:20).
«А святитель Игнатий Брянчанинов утверждает: познание падшего естества порождает веру и покаяние» — возражает собеседник.
Мне кажется, здесь недостаёт связки — вера рождается из ЖЕЛАНИЯ и раскрывает глубину человеческого желания. Что касается покаяния, то μετάνοια, «перемена ума» — не столько эмоциональный катарсис, тем более не акт самоуничижения, а открытие новых и прекрасных смыслов, и, в соответствии с этим — переоценка, переосмысление жизни. Подлинное покаяние приносит человеку мир и радость — а сколько церковных людей не выходит из состояния хронического уныния. Возможно, это как раз те, которые, ориентируясь на мысль святителя Игнатия, всё внимание сосредоточили на собственной немощи.
«Святой Павел пишет, что верою мы закон утверждаем — значит, должны его исполнять» — снова возражает клиент.
Исполнить закон можно только любовью, а для этого необходимо из него вырасти. Любви не нужен закон. Блаженный Августин: «Люби — и делай что хочешь». С другой стороны — разве можно любить или верить по обязанности? И что такое христианство — дерзновенный поиск истины или рабское исполнение предписаний?
Назову две причины «сползания» в закон. Инфантильность — это когда у человека нет сокровища сердца, из которого он мог бы жить. Или же религия выполняет функцию психологической защиты, как бы обещая в исполнении предписаний некоторую безопасность. Но защита уводит от любви. Любить — рискованно, и тот, кто любит — беззащитен. А у настоящей веры нет никаких гарантий.
Комментарии
Елена
Хм… Прочитала отрывок из Вашей беседы о законе. Думаю, закон мне нужен прежде всего потому, что это как прямая инструкция к достижению рая: делай так, и получишь то, что хочешь. Когда человек автоматически выполняет заповеди, ему уже проще совершенствоваться в отдельных моментах, потому что с базой у него всё в порядке. Исполнение закона — это как база знаний, без которой не выйти на новый уровень.
Владимир
Закон, как «прямая инструкция к достижению рая» — сильнее и не скажешь. Но, по мысли апостола Павла, «оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати» (Гал 5:4). И неужели «автоматическое исполнение заповедей» похоже на дружбу с Богом? Или на захваченность Тайной? Или на то, о чём пел когда-то Б. Гребенщиков: «Я ранен светлой стрелой — меня не излечат. Я ранен в сердце — чего мне желать ещё?»

Священник и психолог Владимир Шкода

22:40 

Подобно тому, как меняется тело, меняется и душа. Если человек приближается к Богу, то начинает более воспринимать Божественное. Дотрагиваясь до тела, мы узнаём, тёплое оно или холодное, проводим рукой по одежде — и устанавливаем, что она мягкая, касаемся мебели — и выясняем, что мебель твёрдая. Прикасаясь к вещи, мы определяем её свойства. Так и с душой: если мы приближаемся к Богу правильно, то воспринимаем действие Божественных энергий. Когда мы молимся, то становимся способны ощущать, например, любовь Божию, радость, мир, Премудрость и Благоутробие Божии. И сами мы при этом становимся милосердными, просвещёнными, приобщаемся любви и очищаемся. Бог чист — и человек с Ним делается чистым, потому что принимает от Бога силу и очищает себя. Так постепенно душа исполняется красотой в очах Божиих.

Старец Ефрем Филофейский

22:38 


22:38 

ОДИН ДЕНЬ В МИРЕ СВЯТОГО ИОАННА ЗЛАТОУСТА

Мы живем в меняющемся мире. Вокруг жизнь, смерть, прошлое, старение, переходы от одного этапа к другому. Люди становятся тем, чем были их родители, дети вырастают в юношей и превращаются во взрослых, старики уходят в землю, и всех безжалостно преследует призрак смерти. Так было всегда с тех пор, как стоит мир. Но наш стиль жизни усугубляет перемены и уходы до такой степени, что порой, если сердца наши чутки, эта пляска непостоянства болезненно давит, она проникает в бессмертную душу и отбрасывает тень небытия на вечные основания души.

Представим себе, каким был трудовой день в мире святого Иоанна Златоуста, написавшего столько книг, сколько не написали бы и десять человек, и таких толкований, для постижения которых нужна вечность. Представьте себе мир без единого механического шума, без машин, электрических лампочек, где глубокую ночную тьму прорезает лишь одинокая плошка, подвешенная над массивным Писанием, сшитым из овчинных кож, или удары лошадиных копыт о камни мостовой. Мир без телевизора, интернета, мобильного телефона, Facebookʼа, без поездов, гудков; мир, где скрежета автоматизированной материи не слышно вовсе. Мир беспроводной, то есть без сетей, без звуковых сигналов, без люминесценции, но полный благодати, жужжания пчел и блистания звезд. Мир без самолетов на небе, но полный птиц.

День, начинавшийся рано, но без будильника, а с пением петухов; мир с Божественной литургией, распеваемой протяжно, умиротворяюще, без микрофонов и динамиков, а голосами, идущими из груди, полной крепкого горного воздуха. Вспоминаю, как на Афоне святой старец Дионисий из Колчу[1] шепотом рассказывал мне, что, когда пел великий Нектарий-протопсалт, перед ним образовывался сильный поток воздуха, ветер, полный мелодичной византийской гармонии, воскрешавшей из мертвых даже святогорские мощи.

Возвратимся ко дню святителя Иоанна. После небесного причащения тела Христова несколько тысяч голодных людей, столпившихся вокруг церкви, неспешно угощались от щедрот, собранных обличительной проповедью великого антиохийца.

Затем день продолжался изучением книг, долгим писанием, толкованиями, письмами в разные уголки империи, отсылаемыми сегодня, а доходившими через год, святительскими наставлениями, беседами со священниками из епархии, многой-многой молитвой, вычитыванием дневного круга церковного богослужения, правилом, а затем чтением ночью при свете лампы и сном на скамеечке или на деревянном ложе.

В то время у людей не было отдельных комнат, на всех была одна общая комната, одновременно служившая и гостиной, и столовой, и кухней, и спальней, так что по-братски делили все – от миски еды до плача младенца среди ночи. Монах, однако, имел свою келью, наполненную светом молитвы и смирения.

То, о чем я говорю, можно пережить – конечно, в очень малой степени, – если поехать в уединенный монастырь, на какое-то время погрузиться в его таинство молитвы и покоя. Но потом придется вернуться в городскую сутолоку. Так было и со мной. Два месяца летних каникул, проведенных на Святой Горе, подошли к своему неизбежному концу, и я вынужден был снова пойти по мирским путям: из Кареи к Дафни, Уранополису и Фессалоникам. Здесь город показался мне ужасающе шумным, хотя в сравнении с другими городами он спокойный. Повсюду меня не покидало острое чувство говорения без смысла, одиночества, афишируемого в выкриках; люди вопили о своем небытии, они жестикулировали посреди улицы и голосили без всякой пользы. У меня болели уши от такого шума, и несколько дней, пока я не обвык, мигрень не оставляла меня.

Видите, какая колоссальная разница в стиле жизни, какая пропасть лежит между нашим и святых отцов способом существования?! Сколько шума по пустякам здесь, в XXI веке, какой вопль земли, из которой выжаты силы, сколько утомительной бесполезности, выплеснутой на экраны и в сердца и имеющей видимость бытия.

Шум электросварки, отбойного молотка или бензопилы, грохот железных колес, включенные моторы – все это словно болезненный крик материи, перегруженной тяжестью человеческого греха и стыдящейся навязчивого желания человека восхищаться без причины.

Решить вернуться к подлинному существованию – это не значит совершить короткое замыкание всех технологических связей человечества. Это значит начать внимательней прислушиваться к голосу земли, глубже переживать таинство жизни, вернуться в деревню (по совету святого Паисия Святогорца), научиться древним обычаям, составляющим фундамент для души, прилежать к храму и глубже смотреть на это чудо жизни, которое Бог не переставая изливает на нас, – чтобы ощутить Его безграничную любовь.

Священник Иоанн Валентин Истрати
Перевела с румынского Зинаида Пейкова
Doxologia.ro

[1] Иеромонах Дионисий (Игнат; 1909–2004) был одним из великих афонских духовников. По происхождению румын, он пришел на Афон в 17 лет и подвизался здесь всю свою жизнь, до 95 лет. Колчу – название кельи святого Георгия при румынском ските Продрому (святого Иоанна Предтечи).

22:36 


18:34 


20:23 

Завтра, 5 июня - ДЕНЬ СВЯТОГО ДУХА.
В следующий за Пятидесятницей понедельник совершается праздник в честь Святого Духа. Этот праздник был установлен Церковью ''ради величия Пресвятаго и Животворящего Духа, яко един есть (от) Святыя и Живоначальныя Троицы'', в противодействие учению еретиков, отвергавших Божество Святого Духа и единосущность Его с Богом Отцом и Сыном Божиим.

После вознесения Иисуса Христа наступил десятый день: это был пятидесятый день после Воскресения Христова. У евреев тогда был великий праздник Пятидесятницы в память Синайского законодательства. Все апостолы, вместе с Божией Матерью и с другими учениками Христовыми и прочими верующими, единодушно находились в одной горнице в Иерусалиме. Был третий час дня, по еврейскому счету часов, т. е. по нашему - девятый час утра. Вдруг сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где находились ученики Христовы. И явились огненные языки и почили (остановились) по одному на каждом из них. Все исполнились Духа Святого и стали славить Бога на разных языках, которых прежде не знали. Так Дух Святый, по обетованию Спасителя, сошел на апостолов, в виде огненных языков, в знак того, что Он дал апостолам способность и силу для проповеди Христова учения всем народам; сошел же в виде огня в знак того, что имеет силу опалять грехи и очищать, освящать и согревать души.

По случаю праздника Пятидесятницы, в Иерусалиме в это время было много евреев, пришедших из разных стран. Услышав шум, огромная толпа народа собралась около дома, где были ученики Христовы. Все в народе изумлялись и спрашивали друг друга: "не все ли они галилеяне? Как же мы слышим каждый свой язык, в котором родились? Как они могут говорить нашими языками о великих делах Божиих?" И в недоумении говорили: "они напились сладкого вина".

Тогда апостол Петр, вставши вместе с прочими одиннадцатью апостолами, сказал, что они не пьяны, но что на них сошел Дух Святый, как это и было предсказано пророком Иоилем, и что Иисус Христос, Которого иудеи распяли, воскрес из мертвых, вознесся на небо и излил на них Святого Духа. Заканчивая проповедь об Иисусе Христе, апостол Петр сказал: "итак, твердо знай, весь народ израильский, что Бог послал Спасителем и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли".

Проповедь Петра так подействовала на слушавших ее, что весьма многие уверовали в Иисуса Христа. Они стали спрашивать Петра и прочих апостолов: "что нам делать, мужи братия?" Петр ответил им: "покайтесь и креститесь во имя Иисуса Христа для прощения грехов; тогда и вы получите дар Святого Духа". Уверовавшие во Христа охотно приняли крещение, таких оказалось в этот день около трех тысяч человек. Таким образом начало устрояться на земле Царствие Божие, т. е. святая Церковь Христова.

Со дня сошествия Святого Духа вера христианская стала быстро распространяться, при помощи Божией; число верующих в Господа Иисуса Христа день ото дня увеличивалось. Научаемые Святым Духом, апостолы смело проповедовали всем об Иисусе Христе, Сыне Божием, о Его страданиях за нас и воскресении из мертвых. Господь помогал им великими многочисленными чудесами, которые совершались через апостолов именем Господа Иисуса Христа. Первоначально апостолы проповедовали евреям, а потом разошлись по разным странам для проповеди всем народам. Для совершения таинств и проповедания учения христианского, апостолы поставляли через рукоположение епископов, пресвитеров (священников или иереев) и диаконов.
Та благодать Святого Духа, которая была явно преподана апостолам, в виде огненных языков, теперь подается в нашей Святой Православной Церкви невидимо - в ее святых таинствах, через преемников-апостолов - пастырей Церкви - епископов и священников.

Серафим Слободской, глава из книги-учебника "Закон Божий"

20:16 


19:57 

Когда мы излишне беспокоимся и переживаем о происходящем вокруг нас, мы наносим оскорбление нашему Небесному Отцу. Это все равно как если бы мы сказали Ему, что мы больше печемся о том, что происходит, чем Он Сам.
Когда у нас в монастыре бывали большие трудности, мы приходили к своему старцу, отцу Иосифу Ватопедскому, и спрашивали его: «Отче, что же теперь будет, когда столько искушений нас окружает? Куда мы идем?» Тогда старец нас успокаивал: «Не бойтесь! Не случится ничего ни больше, ни меньше того, что попустит Бог».
И раз Господь знает, что будет, мы должны хранить душевный мир и говорить: «Да будет воля Твоя».

Митр. Лимассольский Афанасий

19:46 


Блог иг. Давида

главная