• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
18:56 


18:36 

Дружеское общение является естественным и в какой-то мере необходимым, у самого Христа были друзья, Лазаря Он называл Своим другом (ср.: Ин. 11,11). Человек нуждается в тепле и сочувствии других людей, тому, кто не имеет такого тепла, жить весьма трудно, его душа искажается. Например , дети, которые провели свое детство в домах ребенка, не получили любви и тепла в детстве, в чем-то ущербны, и восполнить потом этот недостаток любви очень тяжело. В период подросткового возраста детям нужны друзья, еще сильнее человек нуждается в них во время взросления, в молодые годы. Если говорить о настоящих друзьях — их можно найти и на работе, и во время учебы. Друзья прежде всего должны быть близки духовно. Психологический фактор оказывается на втором плане: часто случается, что люди совершенно разные становятся замечательными друзьями. Для православных молодых людей есть такой способ поиска товарищей: найти место, где учатся единомышленники, где находятся люди, которые ищут служения ближним, стремятся к подвигу.

Протоиерей Аркадий Шатов

18:35 

Епископы, с которыми мы были близки, никогда не учили нас этой чуждой папистской теории, что только они и «узкий круг посвященных»» являются какой-то элитой и могут свободно обсуждать церковные проблемы, а массам это непозволительно.
Иеромонах Серафим Роуз

18:23 

Один святогорец говорил:

– Я очень люблю своего духовника и очень благодарен ему за одно дело в моей жизни!

– Какое?

Старец говорил: «Сегодня ты смеешься, завтра заплачешь, а послезавтра снова будешь смеяться. Поэтому не бойся»

– Он научил меня раз и навсегда, что в жизни существуют и боль, и радость. Он сказал мне правду, и когда я шел к нему и говорил, что прохожу через искушения, он говорил мне: «А чего ты ждал? Не понимаю». Когда мне хотелось заплакать от трудностей, он говорил мне: «Не плачь! Встань и возьми себя в руки! Оставь эти сентиментальности! Это сентиментальности твоего плохо понятого эгоизма. Научись тому, что в жизни радость и боль всегда идут вместе. Сегодня ты смеешься, завтра заплачешь, а послезавтра снова будешь смеяться. Поэтому не бойся. Пойми это раз и навсегда». И научил меня, – сказал мне он, – когда в жизни всё хорошо, радоваться и благодарить Бога. А когда скорбь, испытание – говорить: «Да, это так, такова жизнь». Он научил меня укреплять свою душу и смотреть на жизнь таким образом.

17:46 


17:14 


17:05 


17:04 

На Западе, когда Рим откололся от Церкви, благодать по существу утратили. Людям, возможно, удается находить ее тут и там, но в целом Западная Церковь лишилась притока благодати. Современный римский католицизм представляется мне попыткой заменить утраченную благодать усилиями человеческого разума. Поэтому и пришлось объявить папу «непогрешимым»: иначе не ответишь на вопрос о том, где правда.
Иеромонах Серафим (Роуз)

17:00 

Существует два ложных подхода к жизни вокруг нас, которые многие принимают, думая, что это и есть образец, как должны поступать православные христиане. Один, наиболее распространенный подход - просто идти в ногу со временем: приспосабливаться к "рок-музыке", современным модам и вкусам и всему ритму нашей джазовой современной жизни. Этот путь - полное несчастье для христианской жизни, это смерть души. Некоторые могут все еще вести внешне пристойную жизнь без борьбы с духом времени, но внутренне они мертвы и умирают, и что печальнее всего, их дети заплатят за это различными психическими и духовными расстройствами и болезнями, которые все более и более распространяются. Так нельзя! Христианин должен отличаться от мира, и это должно быть одной из основных вещей, которые ему следует усвоить как часть своего христианского воспитания. Иначе нет смысла называть себя христианином, особенно православным христианином.
Иеромонах Серафим Роуз

16:53 

То, что мы оказались в Церкви, не право наше, но дар Божий.

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

16:30 

Солнце во свидетелях

Жил-был в монастыре монах, который стремился к добродетели и хотел стать великим подвижником. Жил он по самому строгому уставу и ни на шаг от него не отступал. И пошла о нем слава как о самом великом подвижнике. Но вот услышал он как-то, что в другом монастыре на другом краю земли есть подвижник, которого считают святее него. Очень это монаху не Понравилось. И решил он призвать Солнце в свидетели:
— Скажи, Солнце, видело ли ты меня Хоть раз за трапезой?
— Нет, — отвечает Солнце, — не видело.
— Заставало ли ты меня хоть раз за праздной болтовней?
— Нет, — отвечает Солнце, — не заставало ни разу.
— Почему же подвижника из далекого Монастыря считают большим, чем я?
— Наверное, потому, — отвечает Солнце, — что у тебя тень длиннее.
— В твоем свете каждый человек тень отбрасывает! Длинна или коротка тень - не от человека зависит.
— Да нет. Когда свет Божий в душе светит, он в тень вытесняет то, чего быть не должно в человеке. У того монаха тень короткая. А за тобой шлейф гордыни тянется.

16:13 

Заботы — это нечто страшное для духовной жизни. Они — великий яд, убивающий человека. Не только духовную жизнь, но и мирскую, да и человеческие отношения. Видите рушащиеся семьи? А почему? «Мне некогда!» Отец погружен в мысли о тысяче вещей. Мать также погружена в мысли о тысяче других вещей. Как этим людям общаться между собой? Ведь всё время слышишь: «Сейчас не могу! У меня работа!» Идёт ребёнок поговорить с мамой:
— Мама, я хочу тебе кое-что сказать!
— Отстань! У меня сейчас работа!
— А когда же у тебя не будет работы?
И человек задаётся вопросом: «Когда же у тебя не будет работы?»
Заботы, заботы, заботы — они убивают человека. А в итоге ты остаёшься ни с чем... Духовный человек должен знать меру. Определи себе меру. Скажи: хватит! Довольно на этот день! Не продолжай дальше, остановись, брось! Пришёл домой — выключи телефоны, отложи другие заботы, ты сейчас дома, посвяти своё время семейству, самому себе и Богу.
Митрополит Лимассольский Афанасий (Николау)

16:12 

Два, точно два во мне ума: один добрый – он следует всему прекрасному, а другой падший – он следует дурному. Один ум идет к свету и готов поклониться Христу, а другой ум – плоти и крови влечется во мрак и согласен отдаться в плен велиару. Один упивается земным, ищет для себя полезного не в постоянном, но в преходящем, любит пиршества, ссоры, обременительное пресыщение, срамоту темных дел и обманы, идет широким путем и покрыт непроницаемой мглой неразумия, забавляется собственной пагубой. А другой восхищается небесным и уповаемым, как настоящим, в одном Боге полагает надежду жизни, здешнее же, подверженное различным случайностям, считает ничего не стоящим дымом; любит труды и благие заботы и идет тесным путем жизни. Видя их борьбу, Дух великого Бога снисшел свыше и подал помощь уму, прекращая восстание беспокойной плоти или усмиряя волнующиеся воды черных страстей. Но плоть и после этого имеет неистовую силу и не прекращает брани... Иногда персть смиряется умом, а иногда и ум опять против воли следует превозмогающей плоти. Но хотя желает одного – лучшего, однако делает другое – что ненавидит, и оплакивает тягостное рабство, заблуждение первородного отца, гибельное увлечение матери – матери нашей дерзости, ложь пресмыкающегося змия, который радуется человеческим грехам; оплакивает и дерево, или вредный для человека запретный плод дерева, и пагубное вкушение, и врата смерти, и наготу, и еще более – бесчестное изгнание из рая и от дерева жизни. Об этом сетует болезнующий ум. Но плоть моя и ныне устремляется за прародителями к смертоносному дереву, она падка на сладости, которые только для обольщения ее и показывает злой губитель-змий.

Святитель Григорий Богослов

16:11 

Властолюбие есть великое зло в человеке и начало всякого зла... Мы знаем, что беззаконному Ироду не страшно было убить столько тысяч неповинных младенцев, чтобы только не лишиться царской власти. О, великое зло – властолюбие! Человек хочет другими владеть, но сам собою владеть не может. Беги от этого зла, чтобы не погубить себя и других. Надо прежде научиться собою владеть, и тогда принимать власть над другими.

Святитель Тихон Задонский

16:11 

Многим кажется, что, будь они на другом месте, они были бы лучше. Богатому кажется, что добродетели мешает богатство, бедному кажется, что – бедность, ученому – ученость, невежественному – невежество, больному – болезнь, старому – старость, молодому – молодость. Это всего лишь самообман и признание своего духовного поражения... Адам потерял веру в раю, Иов укрепил веру на гноище. Пророк Илья ни разу не сказал: голод мешает мне быть послушным Богу! И царь Давид не говорил: корона мешает моему послушанию.

Святитель Николай Сербский

16:09 

Главная черта, которой отличается деятельность древнего монашества от деятельности новейшего, заключается в том, что монашествующие первых веков христианства были руководимы боговдохновенньми наставниками, а ныне... должны наиболее руководиться Священным Писанием и писаниями отеческими по причине крайнего оскудения живых сосудов божественной благодати.

Святитель Игнатий Брянчанинов

16:08 

Мы вступаем в Петровский пост. Его устав не такой строгий, как у Великого и Успенского, и каждый по силе может к нему приближаться в зависимости от состояния здоровья и всяких жизненных обстоятельств.

Один брат спросил старца: «В чем должна состоять жизнь христианина?» Старец отвечал: «В том, чтобы иметь уста истинные, тело святое, сердце чистое, помысел, не блуждающий по предметам мира, псалмопение с сокрушением; в том, чтобы пребывать в молчании и ни о чем другом не думать, как только о чаянии Господа». Вот он в четырех строчках дал целую установку жизненного пути.

Протоиерей Димитрий Смирнов

22:42 

Как сегодня бороться со страстями? В книге Екклесиаста говорится: «Нет ничего нового под солнцем» (Еккл. 1: 9). Если нам говорят, что вот что-то новое, – не надо с доверием к этому относиться: это просто забытое старое. На самом деле если бы ситуация менялась кардинально, то потребовалось бы вообще новое откровение от Бога. Но мы не ждем нового откровения, есть Священное Писание, которое научает и наставляет нас на всякую правду. Есть опыт святых отцов, которые подсказывали нам, как более правильно бороться с теми или иными страстями.

Так, например, преподобный Макарий Египетский выделяет три главные страсти, которые, в его понимании, рождают все остальные. Это страсть славолюбия, сластолюбия и сребролюбия. Что такое страсть славолюбия? Это когда человек требует для себя и добивается для себя особого отношения, то есть он хочет выделиться из общей массы людей, у него появляется дух гордыни и дух такого азартного соревнования с другими людьми. Такая страсть очень опасна. Сластолюбие – это страстное чувство, которое доминирует в настоящем мире, потому что люди заражены этой страстью не в силу только испорченности нашей природы в результате грехопадения, но и в силу того, что эта страсть культивируется в средствах массовой информации, через книги, через фильмы, через выступления разных представителей власти, через медиапространство и проч. Страсть сребролюбия – это вообще очень опасный культ. Вспомним: когда евреи вышли из египетского рабства, они не успели дойти до святого Ханаана, как в пустыне диавол подкинул им культ золотого тельца. Нечто подобное происходит и с современным российским сознанием. Мы вышли из коммунистического «Египта», не успели дойти до православного «Ханаана», как в пустыне некоей неопределенности диавол нам подкинул культ обогащения – золотого тельца – как некую новую национальную идею. Чтобы все конкурировали друг с другом, каждый против всех, каждый за себя. В этом есть серьезная опасность. И если стремление к славолюбию, сластолюбию, сребролюбию будет доминировать, то вряд ли мы можем рассчитывать на возрождение нашего народа.

Протоиерей Олег Стеняев

22:41 

«Уже не я живу, но живёт во мне Христос»
Во время консультации клиент рассказывает о православных, что они и Библию не читают, и собственного вероучения не знают. В принципе соглашусь — необразованных много. Но, мне кажется, на первый план выступает другая проблема — тем более кричащая, что пастыри, как правило, её не осознают, над ней не работают, и вообще она не в фокусе церковного внимания. Между тем, проблема эта представляется ключевой в понимании духовной жизни. Назову её так: диалектика закона и призвания. Ведь хотя Моисеев закон и остался за церковной оградой, тенденция превращать в закон живую жизнь никуда не делась. Причём законом для человека может стать что угодно — слова, сказанные в детстве мамой, ценности референтной группы или Христовы заповеди. А результат — «…закон производит гнев» (Рим 4:15) и осуждение — себя и других.
«А разве закон не приводит к любви?» — спрашивает клиент.
Нет — «…законом познаётся грех» (Рим 3:20). Любовь же рождается из встречи с идеалом (понимаю недостаточность термина, но не стану искать другое слово). Так, для апостола Павла идеал — Христос: «…уже не я живу, но живёт во мне Христос» (Гал 2:20).
«А святитель Игнатий Брянчанинов утверждает: познание падшего естества порождает веру и покаяние» — возражает собеседник.
Мне кажется, здесь недостаёт связки — вера рождается из ЖЕЛАНИЯ и раскрывает глубину человеческого желания. Что касается покаяния, то μετάνοια, «перемена ума» — не столько эмоциональный катарсис, тем более не акт самоуничижения, а открытие новых и прекрасных смыслов, и, в соответствии с этим — переоценка, переосмысление жизни. Подлинное покаяние приносит человеку мир и радость — а сколько церковных людей не выходит из состояния хронического уныния. Возможно, это как раз те, которые, ориентируясь на мысль святителя Игнатия, всё внимание сосредоточили на собственной немощи.
«Святой Павел пишет, что верою мы закон утверждаем — значит, должны его исполнять» — снова возражает клиент.
Исполнить закон можно только любовью, а для этого необходимо из него вырасти. Любви не нужен закон. Блаженный Августин: «Люби — и делай что хочешь». С другой стороны — разве можно любить или верить по обязанности? И что такое христианство — дерзновенный поиск истины или рабское исполнение предписаний?
Назову две причины «сползания» в закон. Инфантильность — это когда у человека нет сокровища сердца, из которого он мог бы жить. Или же религия выполняет функцию психологической защиты, как бы обещая в исполнении предписаний некоторую безопасность. Но защита уводит от любви. Любить — рискованно, и тот, кто любит — беззащитен. А у настоящей веры нет никаких гарантий.
Комментарии
Елена
Хм… Прочитала отрывок из Вашей беседы о законе. Думаю, закон мне нужен прежде всего потому, что это как прямая инструкция к достижению рая: делай так, и получишь то, что хочешь. Когда человек автоматически выполняет заповеди, ему уже проще совершенствоваться в отдельных моментах, потому что с базой у него всё в порядке. Исполнение закона — это как база знаний, без которой не выйти на новый уровень.
Владимир
Закон, как «прямая инструкция к достижению рая» — сильнее и не скажешь. Но, по мысли апостола Павла, «оправдывающие себя законом, остались без Христа, отпали от благодати» (Гал 5:4). И неужели «автоматическое исполнение заповедей» похоже на дружбу с Богом? Или на захваченность Тайной? Или на то, о чём пел когда-то Б. Гребенщиков: «Я ранен светлой стрелой — меня не излечат. Я ранен в сердце — чего мне желать ещё?»

Священник и психолог Владимир Шкода

22:40 

Подобно тому, как меняется тело, меняется и душа. Если человек приближается к Богу, то начинает более воспринимать Божественное. Дотрагиваясь до тела, мы узнаём, тёплое оно или холодное, проводим рукой по одежде — и устанавливаем, что она мягкая, касаемся мебели — и выясняем, что мебель твёрдая. Прикасаясь к вещи, мы определяем её свойства. Так и с душой: если мы приближаемся к Богу правильно, то воспринимаем действие Божественных энергий. Когда мы молимся, то становимся способны ощущать, например, любовь Божию, радость, мир, Премудрость и Благоутробие Божии. И сами мы при этом становимся милосердными, просвещёнными, приобщаемся любви и очищаемся. Бог чист — и человек с Ним делается чистым, потому что принимает от Бога силу и очищает себя. Так постепенно душа исполняется красотой в очах Божиих.

Старец Ефрем Филофейский

Блог иг. Давида

главная