• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:49 

Диавол постится – ведь он никогда не ест, соблюдает девство – он же не женится, бодрствует – а разве он спит когда-нибудь? Значит, ты занят делом, а он сидит зря? Так не бывает. Ты что, думаешь, что обгонишь диавола, если побежишь с ним наперегонки? Да он же в мгновение ока окажется на другом краю земли. Только одним ты его одолеешь – если будешь думать так: «Я прах и пепел, я грешник, я ничего не могу и даже недостоин жить на земле!» Одного лишь смирения боится диавол. Ничего другого он не боится. Ты можешь быть таким ревностным подвижником, каких еще свет не видывал, но если не можешь попросить прощения, то ты поруган им; ты – помело диавола.

Архимандрит Клеопа (Илие)

12:11 

В Священном Писании о благочестивом человеке сказано: во всём, что он ни делает, успеет. (Пс 1:3). Чем больше времени вы будете уделять молитве, тем больше времени у вас будет оставаться на все остальное. Это может показаться неожиданным, но это опыт очень многих людей... Занятость, или, вернее, загнанность современного человека происходит во многом оттого, что он мало молится.

Патриарх Московский и Всея Руси Кирилл

12:10 

"Крепко верь, что мы страдаем только до тех пор, пока не смиримся; а как только смиримся, так конец скорбям, ибо Дух Божий за смирение извещает душу, что она спасена".

Преподобный Силуан Афонский.

12:03 

Я долгое время не мог понять, как оправдывают католики некоторые вещи. Но вот недавно ко мне в каливу зашли два католика-архитектора из Рима, и мое недоумение разрешилось. Что такое Православие, они не понимали, но настроены были по-доброму. «Почему, — спросили они меня, — монахи сидят здесь? Почему они не идут в мир на общественное служение?» — «А разве, — ответил я, — маяки не должны стоять на скалах? Что, прикажете им переехать в города и подключиться к работе уличных фонарей? У маяков свое служение, у фонарей свое». Монах — это не лампочка, которая висит над городским тротуаром и светит пешеходам, чтобы те не спотыкались. Монах есть далекий маяк, утвержденный высоко на скалах и своим сиянием освещающий моря и океаны для того, чтобы корабли шли верным путем и достигали Бога — пункта своего назначения.

преподобный Паисий Святогорец

13:33 

ДЛЯ ТЕХ, КТО БУДЕТ СОБЛЮДАТЬ ПОСТ ВПЕРВЫЕ.
Пост не является самоцелью. Это важное, но вспомогательное средство в начале христианской жизни, поэтому для каждого, начавшего ходить в храм, требуется рассуждение. Кто-то может начать поститься строго и сразу, с пониманием того, почему это надо, а для кого-то это будет вредно, пустит его по пути фарисейства и обрядоверия. Соблюдение поста, дисциплина самоограничения имеет множество сторон: и послушание Церкви, и развитие навыка самоконтроля, и сбережение средств для милостыни, и много других.

Очень важно чтобы верующий приступил к посту с сознанием того, почему и ради чего он это делает, откуда такой обычай, что в нем хорошего. Люди имеют разные способности и потребности. Кому-то достаточно знать, что это полезно для молитвы, кому-то важнее аспект послушания. Пост – это приготовление к празднику, Пиру, когда полезно обратить пристальное внимание на себя и свою жизнь, взять бразды правления в свои руки и “убрать свой дом” – ограничить беспорядочную жизнь, расставить в ней всё по своим местам (в зависимости от важности), кое-что выкинуть вон, оглядеться по сторонам и установить или восстановить мир и братские отношения с ближними.

Цель поста – победа над грехом и жизнь с Богом. Пост без правильной церковной жизни, без Евхаристии, без исповеди – не более чем диета. Христианин обязан и словом и делом свидетельствовать о своей вере во Христа как Бога и Спасителя. Сам Христос говорит о том, каким должен быть пост: Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою. А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно (Мф. 6).

Польза поста в том, что мы вновь и вновь напоминаем себе о том, что мы не только телесны, что мы больше чем наше тело и не тождественны ему, что самое главное сокровище для нас, христиан – это наша бессмертная богоподобная душа, к сожалению, отягченная грехами. Вот пост это время сугубого покаяния, особого напряжения всех духовных сил на исправление себя по Божьим заповедям. Как и любой подвиг, христианину не подобает выставлять свой пост напоказ, внешним видом показывать всем окружающим безмерную всемирную скорбь: я пощусь, не подходи ко мне. Наоборот, аскетическая монашеская литература называет пост «веселым временем», временем обновления, очищения души от мусора. Если мы с этим мусором себя не отождествляем, всей душой жаждем от него избавиться и войти обновленными в то пространство, в котором уже не мы своими незначительными усилиями стремимся приблизиться к Богу, а в котором Сам Воскресший Бог, уничтожив ад идет навстречу нам, тогда пост нам не может не принести радость.

Если говорить о посте как о воздержании от определенных видов пищи, то не каждому православному пост вменяется в обязанность. Не должен поститься ребенок, больной человек, если назначения лечащего врача предписывают вкушение скоромного, не нужно поститься беременным и кормящим женщинам. Если воздерживаться от определенных видов пищи может не каждый и не каждому это полезно, то для того, чтобы не молиться, не каяться, не причащаться никаких объективных причин быть не может, ну а если у нас христианское состояние души, т.е. состояние ненависти ко греху и любви к ближнему, то это и дает основу и мотив для правильных поступков.

Пост не самоцель, и его устав есть устав монастырский. В семье, особенно, если кто-то из родных верующий, а кто-то – нет, проблемы возникают: кто-то не ест приготовленного для всех, а отдельно готовить неудобно. Надо подходить к посту в таких условиях с рассуждением, чтобы иной раз не нарушить мира в семье, а другой раз бывает полезно настоять. Если мы думаем все время о еде, то вряд ли есть смысл в таком посте. Надо заниматься своими делами, и на их добросовестном исполнении сосредоточить свое внимание, а также максимально упростить процесс “пощения”: заранее приготовить себе еду, установить время питания и больше не возвращаться к этому вопросу. Не принято интересоваться, кто как постится – это сугубо личное дело каждого христианина.

Без Причастия пост – всего лишь диета. Поэтому если постящийся человек не участвует в Божественной Литургии, не посещает храм,то такой пост по своей сути нецерковен, да собственно и постом не является, а профанацией поста.

13:17 

Преподобный Амвросий вразумлял, что и в самих подвигах нужна большая осторожность. Приехал однажды к нам в скит некий молодой человек, жаждущий спасения. Приходит к батюшке Амвросию, прося дать ему молитвенное правило.
— Кладите по тридцать поклонов в день, и хватит с вас, — сказал батюшка.
— Если бы вы были не батюшка Амвросий, то я подумал бы, что вы надо мною смеетесь, — возразил пришедший. — Я клал в миру по тысяче поклонов.
— Я думаю, вы пришли сюда не учить, а учиться, — заметил строго старец. — Кладите по тридцать поклонов за послушание, и довольно.
Выйдя от батюшки, тот всем начал рассказывать, какое маленькое правило дал ему старец.
Проходит несколько дней, и молодой человек снова является к отцу Амвросию.
— Ну, что скажете? — спросил батюшка.
— Да я хочу поговорить относительно данного мне вами правила. Я не могу.
— А какое я вам дал правило? — спросил отец Амвросий (батюшка вследствие массы посетителей иногда забывал).
— Класть по тридцать поклонов, батюшка.
— Ах да, помню, вам мало?
— Нет, батюшка, я пришел вас просить облегчить, ибо по тридцать поклонов я класть не могу. Такая тоска и леность нападает, просто сил нет. Я удивляюсь, как это раньше я с легкостью клал по тысяче поклонов, а теперь и тридцати не могу?
— А потому, что вам помогал враг.
— Как! Враг помогал молиться?
— Да, потому что, совершая большое молитвенное правило, вы себя в душе превозносили, а всех других осуждали. Считали всех погибшими, а только себя спасенным.
— Да, батюшка, мне казалось, что большинство людей погибнут, а я благодарил Бога за свое спасение.
— Ну, вот видите, у вас были и гордость, и превозношение, и осуждение других, а врагу больше ничего не нужно.
Следовательно, как должно быть осторожным даже в молитвах и подвигах, которые нам кажутся спасительными.

13:02 

Наша цель – не осудить зло, а исправить его. Если человека осудить, то он может прийти в полное расстройство, а если проявить понимание и поддержать его, то он спасется. Грешника нужно встречать с любовью и с уважением относиться к его свободе.

(Преподобный Порфирий Кавсокаливит)

13:11 


13:10 

Человеческие удобства перешли всякие границы и поэтому превратились в трудности. Умножились машины — умножились хлопоты. Машины и железки уже командуют человеком, превратив в машину его самого. Поэтому сердца людей и стали железными. При всех существующих технических средствах остается невозделанной совесть человека. Прежде люди работали с помощью животных и отличались состраданием. Если ты нагружал на несчастное животное груз больший, чем тот, который оно могло понести, то оно опускалось на колени, и тебе становилось его жалко. Если оно было голодным и жалобно глядело на тебя, то твое сердце обливалось кровью. Помню, как мы страдали, когда у нас заболела корова, — мы считали ее членом нашей семьи. А сегодня люди имеют дело с железками, и сердца их тоже железные. Лопнула какая-нибудь железяка? На сварку ее. Сломалась машина? Везут в автосервис. Нельзя починить? На свалку, душа не болит: "железо, — говорят, — оно и есть железо.” Сердца людей нисколечко не работают, а ведь таким образом в человеке возделывается самолюбие, эгоизм.

Прп. Паисий Святогорец

13:10 

– Отче, – спросил как-то один брат великого старца Антония, – почему ты не отвергаешь хвалы, которые тебе воспевают?
Отец монашества отвечал:
– Потому что мы отвергаем хвалы не из смирения, а чтобы получать их вдвойне.

13:09 

Люди часто говорят друг другу: я тебя люблю. Но когда поцелуйчики кончатся, любовь тоже часто кончается. Потому что любовь требует жертвы, а эту жертву приносить трудно, себя жалко, не хочется для любимого что-то сделать, пострадать, потерпеть, смириться, простить самую малость. И получается: только что вроде любили друг друга, а через десять минут ругаются.

Значит, нет любви, потому что любовь обязательно требует страдания за любимого: вот ради любимого, ради своей любви я помолчу, ради любимого я потерплю...

Истинна только та любовь, которая не бежит от креста, не боится страданий, готова на раны и на смерть ради любимого, которая во время искушений не отпадает, а, наоборот, ещё больше воспламеняется, ещё больше радуется тому, что можно эту любовь проявить.

Потому что любовь может проявиться только в испытаниях, только в искушениях. Для этого они и попускаются Богом, чтобы человек свою любовь явил...

Протоиерей Димитрий Смирнов

13:09 

Материю, покупаемую для платья, надрывают, чтобы видеть, прочна ли она, муку, плоды, овощи, вино, масло – пробуют, свежи ли они и не смешаны ли с чем посторонним, дерево иногда надламывают, чтобы видеть, не гнилое ли оно, и вообще почти все так или иначе испытывают, чтобы не обмануться в доброте покупаемой вещи – ибо есть много вещей недоброкачественных, фальшивых; есть много купцов, которые отдают худой товар за хороший, фальшивую монету за хорошую, истинную монету; поддельное серебро за настоящее. Так и человек бывает фальшив, притворен, а того часто и сам не знает, - и вот посредством искушений надо его много и различно испытывать, сколько в нем истинного богатства душевного и сколько ложного; сколько в нем чистого серебра и золота, сколько примеси простой земли и грязи, ржавчины. Ибо Господу нужно чистое серебро и золото, чистый образ Божий, чистая душа, чистое сердце.
Святой праведный Иоанн Кронштадский.

13:08 

"Будучи богат, думай, сможешь ли ты достойно переносить бедность.
Будучи счастлив, представляй, как с достоинством встретить несчастье.
Когда люди тебя хвалят, думай, сможешь ли достойно переносить поношения.
И всю жизнь думай, как достойно встретить смерть."

Епископ Николай Сербский

13:08 

В церкви – все: и хорошие, и плохие, и люди прекрасные, и отпетые гады – как в универсаме. Поэтому не надо думать: вот я в церковь приду, а там меня ангелы сейчас встретят! Тебя так же обхамят, как и в булочной, не расстраивайся, ты будешь чувствовать себя здесь, как дома. Как на улице, так и в церкви, всё то же самое, как на площади. Потому что Господь всю рыбку в этот невод загоняет. Для чего? Чтобы рыбка здесь, в церкви, под влиянием слова Божия преобразовалась, чтобы с ней произошло преображение, чтобы она из рыбы плохой сделалась доброй, то есть чтобы её приготовить таким образом для Царствия Небесного. Но, понятно, что это дело не автоматическое. Не надо думать, что ты будешь аккуратно ходить в церковь, и спасение придёт. Нет, ничего подобного. Только ежедневный собственный труд – для того, чтобы достичь Царствия Небесного.
Протоиерей Димитрий Смирнов

13:07 

— Петрович, ты не в курсе, когда у нас пост заканчивается? Ну, чтобы мясо можно было спокойно есть.
— А ты что, его не ешь?
— Ем … Но как-то неспокойно.

13:06 

Промысл Божий.

Мы привыкли оценивать смысл чьей-либо жизни с позиции насыщенности событиями, личных достижений, вклада в общественное благополучие. И если мы этого не видим, то кажется, что жизнь человека не имела какого-то особого значения...На самом деле жизнь любого человека осмысляется не тем эффектом, какой она производит на окружающих, а своей связью с Богом...
Нам часто кажется, что многое из случившегося было пустым и ненужным. Вот дай возможность, взял бы и переписал заново свою жизнь. Реальную жизнь мы воспринимаем как плохо написанный черновик: я и здесь бы, и здесь выправил, создал бы такой правильный, идеальный вариант своего жизненного пути. В жизни всё кажется как-то не так. Но Бог нас ведет именно по этому конкретному пути. И Он рядом с нами такими, какие мы есть на самом деле. Самые ошибки, скорби, болезни Он попускает нам с какой-то не всегда понятной нам целью.

Время от времени мне, как священнику, встречаются люди, пережившие клиническую смерть. Один из них рассказывал, что, оказавшись уже в том мире, он увидел со стороны свое тело, увидел врачей, пытавшихся что-то сделать, потом оказался где-то еще, и перед его взором была прокручена вся его жизнь. Ему было показано, что во всем, что с ним случалось, не было абсолютно ничего бессмысленного, даже какие-то бытовые ситуации, даже то, что вроде бы не приносило никакой жизненной пользы, какие-то встречи – ничто не было случайно, потому что во всем этом проявлялся Промысл Божий.

Промысл Божий поставляет каждого конкретного человека в такие условия, в которых лучше всего проявится его личное самоопределение в отношении спасения. Вот чего мы на самом деле хотим: добра или зла, вечной жизни или временных благ?
В жизни нам неоднократно дается возможность познать свои немощи, несовершенство, греховность.
Проходит время, и спустя много-много лет мы вдруг понимаем, что раньше были как будто Кем-то хранимы, Кто-то уберегал нас от ложных шагов, спасал из безвыходных ситуаций, ограждал от опасностей. И если нам попускалось пасть, то лишь для того, чтобы мы извлекли из этого какой-то важный урок.

Промысл Божий понимается на расстоянии. Лишь очень дальновидные люди, способные глубоко относиться к жизни, а не сосредотачивать внимание на сиюминутном, могут сразу прозревать Промысл Божий и предугадывать Божии пути. Вряд ли мы к таким людям относимся. Поэтому лучше смиренно принимать то, что нам подается в жизни, помня, что всё это дается от Бога.

Священник Валерий Духанин

13:05 

Посмотрите на жизнь нашу: мы всё лжем, всё рисуемся друг перед другом, а потом приходит старость, каковы мы становимся? Добрый человек, который свое добро скрывал, а грехи свои видел – он в старости сияет, добром сияет. К нему хочется прийти и сказать: «Папа, мама, дай совет, помоги!» А злой, недобрый человек, даже если грамотный был, даже если все хвалили, даже если все возносили – становится невыносимым, всё вскрывается, всё выходит. Завистливый был – зависть откроется, ведь старый, говорят, как малый. Как ребенок не может всё скрыть – родителям всё видно, так и старый ничего не скроет. Жадный будет жадным, завистливый будет завистливым, обидчивый будет обидчивым. Не скроешь! И жизнь - и твоя и детей, становится невыносимой. И хочет ребенок тебя досмотреть, но тяжело ему! Приходит, говорит: «Батюшка, невыносимо с таким человеком быть! Что с ним стало?» А ничего не стало! Просто открылось всё, какая жизнь была! Просто лицемерие ушло! Просто Бог дает тебе возможность: посмотри на себя, никого не мучь вокруг себя! А в старости исправится-то уж поздно. Уже не согнешь, тебя уже не выправишь. Пока молодой – спеши увидеть в себе грехи, узнать себя по-настоящему! Спеши!

Протоиерей Владимир Астахов. Проповеди

13:05 

"Ты много читал, а не понял главного - духовная жизнь начинается с познания себя и своих немощей, а не с суда над окружающим. Самые разрушительные грехи - это соблазн и осуждение. Вот и начни вниманием эти два греха изгонять из души и сердца".
Арх. Иоанн (Крестьянкин)

12:56 


12:55 

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Фес. 4, 1-12; Лк. 11, 42-46). Господь начинает укор Своим современникам тем, что они "нерадят о суде и любви Божией". Иссякновение правды и любви - корень всякого нестроения как в обществе, так и в каждом человеке. Само же оно происходит от преобладания самолюбия или эгоизма. Когда эгоизм вселится в сердце, то в нем распложается целое полчище страстей. Сам он поражает правду и любовь, требующих самоотвержения, а страсти, им порождаемые, изгоняют все другие добродетели. И становится человек, по сердечному строю, негодным ни к чему истинно доброму. Дать "десятину с мяты, руты и всяких овощей" еще может, а сделать что-либо посущественнее не находит в себе мужества. Это не значит, чтоб и внешнее поведение его было безобразно. Нет, оно всячески скрашивается добропорядочностью, только сам в себе он "гроб скрытый, над которым люди ходят и не знают того". Начало самоисправления - начало возникновения в сердце самоотвержения, вслед за которым восстанавливается правота и любовь, а от них потом начинают оживать одна за другою и все прочие добродетели. Человек по сердечному строю становится тогда благообразен перед очами Божиими, хотя для людей, снаружи, может иногда казаться невзрачным. Но суд людской не важное дело, лишь бы суд Божий был не против нас.

Блог иг. Давида

главная