Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:08 

"Будучи богат, думай, сможешь ли ты достойно переносить бедность.
Будучи счастлив, представляй, как с достоинством встретить несчастье.
Когда люди тебя хвалят, думай, сможешь ли достойно переносить поношения.
И всю жизнь думай, как достойно встретить смерть."

Епископ Николай Сербский

13:08 

В церкви – все: и хорошие, и плохие, и люди прекрасные, и отпетые гады – как в универсаме. Поэтому не надо думать: вот я в церковь приду, а там меня ангелы сейчас встретят! Тебя так же обхамят, как и в булочной, не расстраивайся, ты будешь чувствовать себя здесь, как дома. Как на улице, так и в церкви, всё то же самое, как на площади. Потому что Господь всю рыбку в этот невод загоняет. Для чего? Чтобы рыбка здесь, в церкви, под влиянием слова Божия преобразовалась, чтобы с ней произошло преображение, чтобы она из рыбы плохой сделалась доброй, то есть чтобы её приготовить таким образом для Царствия Небесного. Но, понятно, что это дело не автоматическое. Не надо думать, что ты будешь аккуратно ходить в церковь, и спасение придёт. Нет, ничего подобного. Только ежедневный собственный труд – для того, чтобы достичь Царствия Небесного.
Протоиерей Димитрий Смирнов

13:07 

— Петрович, ты не в курсе, когда у нас пост заканчивается? Ну, чтобы мясо можно было спокойно есть.
— А ты что, его не ешь?
— Ем … Но как-то неспокойно.

13:06 

Промысл Божий.

Мы привыкли оценивать смысл чьей-либо жизни с позиции насыщенности событиями, личных достижений, вклада в общественное благополучие. И если мы этого не видим, то кажется, что жизнь человека не имела какого-то особого значения...На самом деле жизнь любого человека осмысляется не тем эффектом, какой она производит на окружающих, а своей связью с Богом...
Нам часто кажется, что многое из случившегося было пустым и ненужным. Вот дай возможность, взял бы и переписал заново свою жизнь. Реальную жизнь мы воспринимаем как плохо написанный черновик: я и здесь бы, и здесь выправил, создал бы такой правильный, идеальный вариант своего жизненного пути. В жизни всё кажется как-то не так. Но Бог нас ведет именно по этому конкретному пути. И Он рядом с нами такими, какие мы есть на самом деле. Самые ошибки, скорби, болезни Он попускает нам с какой-то не всегда понятной нам целью.

Время от времени мне, как священнику, встречаются люди, пережившие клиническую смерть. Один из них рассказывал, что, оказавшись уже в том мире, он увидел со стороны свое тело, увидел врачей, пытавшихся что-то сделать, потом оказался где-то еще, и перед его взором была прокручена вся его жизнь. Ему было показано, что во всем, что с ним случалось, не было абсолютно ничего бессмысленного, даже какие-то бытовые ситуации, даже то, что вроде бы не приносило никакой жизненной пользы, какие-то встречи – ничто не было случайно, потому что во всем этом проявлялся Промысл Божий.

Промысл Божий поставляет каждого конкретного человека в такие условия, в которых лучше всего проявится его личное самоопределение в отношении спасения. Вот чего мы на самом деле хотим: добра или зла, вечной жизни или временных благ?
В жизни нам неоднократно дается возможность познать свои немощи, несовершенство, греховность.
Проходит время, и спустя много-много лет мы вдруг понимаем, что раньше были как будто Кем-то хранимы, Кто-то уберегал нас от ложных шагов, спасал из безвыходных ситуаций, ограждал от опасностей. И если нам попускалось пасть, то лишь для того, чтобы мы извлекли из этого какой-то важный урок.

Промысл Божий понимается на расстоянии. Лишь очень дальновидные люди, способные глубоко относиться к жизни, а не сосредотачивать внимание на сиюминутном, могут сразу прозревать Промысл Божий и предугадывать Божии пути. Вряд ли мы к таким людям относимся. Поэтому лучше смиренно принимать то, что нам подается в жизни, помня, что всё это дается от Бога.

Священник Валерий Духанин

13:05 

Посмотрите на жизнь нашу: мы всё лжем, всё рисуемся друг перед другом, а потом приходит старость, каковы мы становимся? Добрый человек, который свое добро скрывал, а грехи свои видел – он в старости сияет, добром сияет. К нему хочется прийти и сказать: «Папа, мама, дай совет, помоги!» А злой, недобрый человек, даже если грамотный был, даже если все хвалили, даже если все возносили – становится невыносимым, всё вскрывается, всё выходит. Завистливый был – зависть откроется, ведь старый, говорят, как малый. Как ребенок не может всё скрыть – родителям всё видно, так и старый ничего не скроет. Жадный будет жадным, завистливый будет завистливым, обидчивый будет обидчивым. Не скроешь! И жизнь - и твоя и детей, становится невыносимой. И хочет ребенок тебя досмотреть, но тяжело ему! Приходит, говорит: «Батюшка, невыносимо с таким человеком быть! Что с ним стало?» А ничего не стало! Просто открылось всё, какая жизнь была! Просто лицемерие ушло! Просто Бог дает тебе возможность: посмотри на себя, никого не мучь вокруг себя! А в старости исправится-то уж поздно. Уже не согнешь, тебя уже не выправишь. Пока молодой – спеши увидеть в себе грехи, узнать себя по-настоящему! Спеши!

Протоиерей Владимир Астахов. Проповеди

13:05 

"Ты много читал, а не понял главного - духовная жизнь начинается с познания себя и своих немощей, а не с суда над окружающим. Самые разрушительные грехи - это соблазн и осуждение. Вот и начни вниманием эти два греха изгонять из души и сердца".
Арх. Иоанн (Крестьянкин)

12:56 


12:55 

Святитель Феофан Затворник. Мысли на каждый день года

(1 Фес. 4, 1-12; Лк. 11, 42-46). Господь начинает укор Своим современникам тем, что они "нерадят о суде и любви Божией". Иссякновение правды и любви - корень всякого нестроения как в обществе, так и в каждом человеке. Само же оно происходит от преобладания самолюбия или эгоизма. Когда эгоизм вселится в сердце, то в нем распложается целое полчище страстей. Сам он поражает правду и любовь, требующих самоотвержения, а страсти, им порождаемые, изгоняют все другие добродетели. И становится человек, по сердечному строю, негодным ни к чему истинно доброму. Дать "десятину с мяты, руты и всяких овощей" еще может, а сделать что-либо посущественнее не находит в себе мужества. Это не значит, чтоб и внешнее поведение его было безобразно. Нет, оно всячески скрашивается добропорядочностью, только сам в себе он "гроб скрытый, над которым люди ходят и не знают того". Начало самоисправления - начало возникновения в сердце самоотвержения, вслед за которым восстанавливается правота и любовь, а от них потом начинают оживать одна за другою и все прочие добродетели. Человек по сердечному строю становится тогда благообразен перед очами Божиими, хотя для людей, снаружи, может иногда казаться невзрачным. Но суд людской не важное дело, лишь бы суд Божий был не против нас.

12:54 


Когда речь идет о суде нравственном, о суде таком, который делает человека в глазах другого недостойным спасения, Господь нам показывает, что значит “не судите и не судимы будете”. Он говорит, что мы должны, прежде всего, обратить внимание на себя. Судить можно только тогда, когда ты подобен Богу в своих суждениях.

Авва Дорофей пишет, что есть разные способы взгляда человека на мир, в том числе, есть пристрастный способ судить другого. Можно сказать “человек солгал”, а можно сказать, что человек – “лгун”. Можно сказать “человек украл”, а можно сказать: “человек – вор”. Это разные вещи.

Я могу негативно относиться к тому, что люди врут. Могу возмущаться и негодовать по поводу лжи, обращенной в мою сторону или в сторону другого человека, – это правильно и справедливо. Мы должны уметь оценивать явления жизни, правильно давать им оценку. Но я не могу человека осудить до такой степени, что мой взгляд на него самого будет тождественен его поступку. Если человек своровал, это не значит, что он вор по жизни и никогда не сможет измениться. Если человек заблудил, это не значит, что на нем стоит такая печать: «блудник навсегда». Человек солгал – как это случается с каждым из нас, – но это не значит, что на правду он теперь не способен.

Мы имеем право оценивать в негативном и позитивном смысле явления нашей жизни, которые нас окружают, но не можем вершить окончательного суда над личностью человека. Потому что человек меняется, человек может покаяться, человек может обратиться, и Судья ему Бог, как каждому из нас.

Протоиерей Алексий Уминский

12:50 

...Врачи частенько ропщут на монахов. Говорят, все у них не как у людей. Приезжает с какой-то непонятной болячкой, и как его ни лечишь, ничего не помогает. А потом, когда все способы уже испробованы, раз - и всё само проходит. И непонятно, зачем вообще приезжал. Видать, и врачей Господь так смиряет, дает прочувствовать, что лечиться-то земными средствами ради смирения надо, но все равно выздоровление от Бога человек получает.

12:48 

Твердо знай, что если человек от глубины души не захочет сделать греха, весь ад не повредит ему. Потому что с ним будет всегда помощь Божия; а если сам человек склоняется на грех, будет мыслями сначала беседовать, а не отвергать злых помыслов, как ядовитую гадину, то враг найдет вход в сердце, и Господь попустит быть греху. Точно так же за высокоумие, гордость или постоянное злое осуждение ближних попускается падение человеку.

Игумен Никон (Воробьёв).

13:24 

Не всякое доброе желание от Бога, и нужно молиться Богу, благоугодно ли оно воле Божией, ибо и диавол может навести, когда оно не под силу, или не пришло время.
Преподобный Исаак Сирин

13:23 

Молитва друг о друге есть лучшее из общений.

Свт.Филарет Московский

13:22 


13:21 

КРЕСТ И МЕЧ

История Христианства пестрит войнами, где священнослужители благословляют воинов на брань. Ложное понятие мира, лежащее в корне идеологии пацифизма, определяется через отрицание: мир – отсутствие войны. Но мир Священного Писания иной: это не имманентный, горизонтальный «мир», существующий между людьми, а мир «вертикальный» существующий между людьми и Богом.

Ветхий Завет насквозь пронизывает военно-окрашенный мистицизм, где Бог и народ изображаются в состоянии постоянной войны с язычниками и их идолами. В «Числах» говорится о «Книге браней Господних», древнем собрании религиозных гимнов. «Второзаконие» советует истреблять всех язычников и не щадить их. Книги Судей и Царств с радостным чувством повествуют о военных победах. Из Ветхого Завета можно привести множество примеров насильственных действий, санкционированных авторитетом Самого Бога Воинств («Господь Саваоф»). И все это для того, чтобы когда наступит «исполнение времен», на землю пришел Спаситель. Только в таком контексте ветхозаветной истории можно правильно соотнести заповедь «не убий» и кровопролитие в войнах.

С появлением Нового Завета горизонт мира расширяется. Рождение Христа знаменуется ангельским возгласом: «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение!» (Лк.2:14). Мир пришел на землю. Его наследуют все люди доброй воли, принявшие Христа. Воскресший Искупитель приветствует своих учеников словами «Мир вам!». Но этот мир противопоставляется миру мірскому: «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так как мір дает вам, Я даю вам» (Ин.14:27). «Мир» даруемый Христом есть «мир» немірской, надмірный, горний. Более того, как видно из приведенного текста Евангелия качество «мира» Христа совершенно иное, нежели у «мира» мірского.

Парадоксально, но горний мiр, мiр истинного мира воюет с мiром дольнем, попавшим под власть дьявола. Поэтому так настойчивы слова Спасителя о войне: «Не мир пришел Я принести, но меч» (Мф.10:34), «продай одежду свою и купи меч» (Лк.22:36) и т.д. И «миротворцы» блаженны лишь постольку, поскольку несут с собой именно немiрской мир Христа, а не тщетные призывы двум мiрам уклонится от войны или сойтись на каком-либо компромиссе.

Объявляется война нового плана – война в сфере Духа, которая, как и ветхозаветная война в сфере материи ведется непрестанно. Всякий христианин с момента крещения становится уже Воином Христовым. Это закреплено в православном чине крещения: при отречении от сатаны крещаемый становится на борьбу с собственным грехом и вызывает на битву сатану и все его полчище бесов, а форма исповедования верности Христу произносится по форме воинской клятвы Царю, и война ведется уже не за царство земное, а за Царство Небесное, и поле битвы – душа человеческая. «Ибо мы, хотя во плоти, не по плоти воинствуем» (2 Кор.10:3).

Апостольские послания насыщены символами и сравнениями из военной жизни: «отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света» (Рим.13:12),«…с оружием правды в правой и левой руке» (2 Кор.6:7), «Мы же, будучи сынами дня, да трезвимся, облекшись в броню веры и любви и в шлем надежды спасения» (1 Сол.5:8), «Переноси страдания, как добрый воин Иисуса Христа» (2 Тим.2:3). «Никакой воин не связывает себя делами житейскими, чтоб угодить военачальнику» (2 Тим.2:4).

Итак, для христианина «воинствовать», жить по-христиански, чувствовать и ощущать по-христиански – значит вести Священную Войну. Мерилом земного бытия христианина был Спаситель, указавший в качестве пути к совершенству только один, и самый простой: «Кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за мной» (Mк. 8:34). Наиболее совершенным способом подражания Христу было следовать за ним по пути страдания, смирения, молитвы и смерти – принять за него крест. Мученик мог повторить вслед за Павлом: «И уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал.2:20).

Перемещение акцентов с материальной войны на духовную не привело к отрицанию христианами первой. Хотя в Евангелии практически нет призывов к насилию и милитаризму, тем не менее, нельзя сказать, что путь праведного насилия отрицается, а воинская служба порицается.

Когда Иоанна Крестителя спрашивали воины, пришедшие креститься от него: «А нам, что делать?». Он, «больший из рожденных женами» (Мф.11:11) не приказал им бросить оружие и оставить армию, но повелел лишь: «Никого не обижайте, не клевещите, но довольствуйтесь своим жалованием» (Лк.3:14). По толкованию святителя Филарета Московского (Дроздова) Иоанн Креститель «звание воинов одобряет и почитает так же, как и другие звания, способным для благочестия, добродетели и спасения души».

Сам Спаситель показал нам пример праведного гнева, когда с бичом в руках изгнал торгашей из Иерусалимского храма (Ин.2:13-15; Мк.11:15-16). Даже часто трактуемые в духе ненасилия слова Христа, запрещающие Петру применять меч для Его защиты: «Возврати меч твой в его место, ибо все взявшие меч, мечом погибнут» (Мф.26:52), – является перефразированной заповедью данною Богом Ною: «Кто прольет кровь человеческою, того кровь прольется рукою человеческою» (Быт.9:6). Тем самым Господь утверждает (а не отрицает) насилие против всякого беззакония, на которое в данном случае Его подталкивал Петр своими внешне благими действиями.

Что же касается проповеди смирения: «Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф.5:38-39) по толкованию святых отцов мы должны разуметь прежде всего личное прощение обид. «Люби врагов своих, сокрушай врагов Отечества, гнушайся врагами Божиими» (свт. Филарет Московский).

К исходу I века солдаты, принявшие новую Веру - Христианство, стали довольно распространенным явлением. Папа Климент I крестил их и наставлял понятными каждому воину словами.

По традиции принято считать, что первый случай массового участия христиан в военных действиях имел место в 174 г. в ходе кампании Марка Аврелия против племени квадов на территории Малой Азии. На выбившихся из сил римских солдат тогда пролился благодатный дождь. Это чудо объясняли тем, что в одном из легионов были солдаты-христиане. Если верить Тертуллиану к концу II века христиане во множестве наполняли военные лагеря. Тот же Тертуллиан считал, что христиане должны просить Бога о ниспослании императору могущественной армии.

Св. равноапостольный император Константин Великий в конце октября 312г. постановил, чтобы распятие стало отличительным знаком его легионов. Крест, таким образом, вошел в военную символику. Христианство постепенно превращалось в государственную религию. Варвары давили на империю со всех сторон. Судьбы Истинной Веры и Римской империи в глазах христиан выглядели теперь как единая судьба. Вере и империи, считали христиане, угрожает одна опасность.

Святые отцы этой эпохи одобрительно смотрят на военную службу и на праведное насилие. Св. Афанасий Великий пишет: «Не позволительно убивать; но убивать врагов на брани и законно, и похвалы достойно. Тако великих почестей сподобляются доблестные во брани, и воздвигаются им столпы, возвещающие превосходные их деяния».

Иоанн Златоуст, опираясь на пример авторитета земного Царя, призывает укрощать силой богохульников: «Если ты услышишь, что кто-нибудь на распутье или на площади хулит Бога, подойди, сделай ему внушение. И если нужно будет ударить, не отказывайся, – ударь его по лицу, сокруши уста его, освяти руку твою ударом; и если обвинят тебя, повлекут в суд – иди. И если судья потребует ответа, смело скажи, что он похулил Царя ангелов, ибо если следует наказывать хулящих земного Царя, то гораздо больше оскорбляющих Того (Царя Небесного). Преступление одного рода – оскорбление. Обвинителем может быть всякий, кто хочет. Пусть узнают и иудеи и эллины, что христиане – хранители и защитники Господа».

Святитель Амвросий Медиоланский, согласный с утверждением, что есть два способа совершения несправедливости (первый – самому эту несправедливость совершать, второй – допускать, чтобы другие, совершающие несправедливость, оставались безнаказанными), пришел к выводу, что и войны бывают такие, какие было бы несправедливо не вести.

Блаженный Августин в письме, посланном Бонифацию в 417 г. (христианину и воину, но воину, уставшему убивать, потерявшему всякую уверенность в своей правоте; которого одолевают сомнения, простит ли Бог человекоубийство, совершаемое солдатом; полагающего, что всякая война – это зло) решительно опровергает его сомнения, заявляя, что убийство, совершаемое солдатом на войне, совершается на законных основаниях, так как, убивая, солдат не действует под влиянием собственных страстей, а является инструментом и исполнителем воли Божией. Что касается прощения, то, подчеркивает Августин, каждому оно будет дано по заслугам. При этом он проводит параллель между молящимся и сражающимся с оружием в руках, относя и того и другого к одному типу «воинствующего человека»: «Итак, другие, вознося молитвы, сражаются с невидимым противником. Вы же, те, за кого они молятся, сражаетесь с оружием в руках против видимых варваров». Разумеется, согласно Августину, конечная цель всякого «воинствования» – это мир: «Мира не ищут для того, чтобы творить войну, но творят войну для того, чтобы добиться мира». Но этот мир должен приближаться к миру истинному – миру Божьему, который дано знать только христианину, следовательно только христианин может вести справедливую войну. Так Августин определяет подлинную миссию христианского воина – поиск мира и наряду с ним справедливости, без которой никакой истинный мир вообще немыслим.

Не всякий воин, погибший в брани может считаться мучеником, но тот, кто соблюл заповеди Христовы. «Не забывайте, что добрый воин – лев против врагов – должен быть агнцем между своими. Живите кротко и любовно, а гнев и грозу берегите для врагов Отечества» (святитель Филарет (Дроздов). Катехизис для воинов). И конечно же такое состояние, особенно в пылу битвы не возможно без молитвы: «Воин, идя против врагов, должен молиться и молитвою подкреплять свое мужество» (там же).

Таким образом Крест не отрицает Меча, но преображает его. Христианство не отменило войн земных, но коренным образом изменило их ценностный характер, дало мiру понятие справедливой войны и образец воина, как защитника Веры и Отечества.

о. Алексий
(материал опубликован в сокращении)

13:18 

«В беседах не многословьте о религии – и тогда победите. Позвольте человеку, у которого другое мнение, изливаться, говорить, говорить… Пусть он почувствует, что встретился со спокойным человеком. Воздействуйте на него своей доброжелательностью и молитвой, а потом скажите немного слов. Вы не достигнете ничего, если будете говорить резко, если, к примеру, скажете: “Ты говоришь ложь!” И что из этого выйдет? Вы – как овцы посреди волков (см.: Мф. 10:16). Что вам делать? Внешне будьте невозмутимы, а внутренне молитесь. Будьте готовыми, будьте образованными, имейте дерзновение, но со святостью, кротостью и молитвой».
Преп. Порфирий Кавсокаливит

11:08 

Признаком несостоятельности женщины является также и ее духовная бездомность. Что это значит? Иная имеет достаток, мужа, детей, хорошую квартиру, но все рвется вон из дома. А дома не убрано, дети голодные и хватают что попало из холодильника, растут , как трава. Муж ходит в мятой одежде и тоже полуголодный, Она же все "созидает", "общается", "имеет друзей". Отсутствие чувства дома у женщины - большая беда, настоящий крест для семьи. Это нравственная порча.

Да, многие женщины вынуждены сегодня зарабатывать на хлеб. Но у одной дома порядок, уют, ибо она ощущает себя всегда матерью и женой. Другая же, если и находится дома, то все мечтает, зевает, ходит до обеда в халате. Или возьмется страдать - неизвестно почему. Находятся еще и такие, которые оправдывают свою лень тем, что якобы "в Боге". Если ты в Боге, послужи ближнему, наведи порядок, создай уют, последи за детьми. А молитва не уйдет - прибирайся и молись.

Протоиерей Борис Ничипоров

15:46 

Китайская поговорка.


15:23 


15:21 


Блог иг. Давида

главная