• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
17:59 

Учись быть кроткой и молчаливой, и будешь любима всеми. А раскрытые чувства то же, что ворота растворенные: туда бежит и собака, и кошка... и гадят.

Преподобный Анатолий Оптинский

17:58 

ДУХОВНЫЕ СТУПЕНИ игумен Никон (Воробьёв)


На первом месте нужно поставить мир душевный, спасение, тогда и прочее будет легче. Не гонись за количеством работы, а работай по силе, по возможности – с молитвой. Главное – сохранить мир с ближним.

Признак прощения Господом – мир в душе.

Не разговорами постигают Бога и тайну будущей жизни, а подвигом, исполнением заповедей и глубоким искренним покаянием.

Я ни от кого не требую безусловного исполнения своих советов. Совет есть совет, а решение окончательное принадлежит спрашивающему.

Для христианина только те дела добрые, которые делаются во исполнение заповедей евангельских, следовательно, во исполнение воли Божией.
Тело нужно больному человеку всячески поддерживать, чтобы оно не стало помехой внутреннему движению. Мешает и слишком здоровое тело, тогда его надо удручать.

Наше дело просить у Господа за всё прощения, а осуждать кого-либо, даже себя чрезмерно – запрещено.

Если человек с помощью Божией очистится от греха и тем самым будет чисто смотреть на всё, то: 1) всё покажется ему в другом свете, и тогда только он даст правильную оценку всему; 2) тогда в сердце его будет одна любовь ко всей твари и непостижимая жалость, и желание, чтобы никто не страдал, никто ни в чём не потерпел вреда. Только тогда и можно учить ближнего (да и то по указанию благодати Божией), и тогда слово будет действенно, полезно, будет исцелять, а не ранить. А пока не достигнем такого состояния – надо не лезть в учителя.

Если налагать на тело труды сверх его сил, то получите омрачение духа и ещё худшее ослабление тела. Не требуйте от себя больше, чем можете. Надейтесь на милосердие Божие, а не на свои добродетели. Покаяние дано нашему времени взамен дел, которых не стало. Покаяние же рождает смирение и надежду на Бога, а не на себя, что есть гордость и прелесть.

Всякое смущение от лукавого. Не надо останавливаться на смущении и изнывать в нём, а отгонять молитвою. А смущение после исповеди бывает или от дьявола, или от сознательного скрытия каких-либо грехов.

Быть искренним значит не лгать пред Богом, не оправдывать себя, не лукавить, а предстоять таким, какой ты есть, со всеми мерзостями, и просить прощения и помилования.

Грех против ближнего очень тяжело ложится на совесть. Да и Господь прощает такие грехи только тогда, когда мы сами примиримся с ближним.

Живите мирно, трудитесь, терпите друг друга, боритесь с грехом, понуждайте себя на всё доброе – и будете причислены к лику мучеников бескровных.

Святые отцы потому здесь и плакали и умоляли Господа о прощении, чтобы не плакать на Суде и в вечности. Если они нуждались в плаче, то мы, окаянные, почему считаем себя хорошими, и так беспечно живём, и думаем только о житейском?

Через самооправдание мы лишаем себя возможности к росту духовному.

В последние времена будут спасаться скорбями. Разве мы исключены из этого закона? Недаром святые отцы советовали чаще, ежедневно по многу раз, вспоминать о смерти, о Суде, о необходимости дать отчёт Господу за каждое дело, слово, помышление, за лукавство, за привязанности к миру, за тщеславие, за всё тайное, ведомое только Господу да нашей совести.

Духовный мир постигается духовным деланием, а не разговорами или чтением только. В Евангелии раскрыты все тайны души человеческой, указан путь в Царствие Божие, указаны награды и наказания, раскрыты многие тайны загробной жизни, но постигаются они не чтением и даже не молитвой, а исполнением заповедей. А недостаток делания, всякие нарушения заповедей – восполняются покаянием, исповедью, причащением Святых Тайн.

Надо чаще призывать имя Божие, ставить себя пред Богом и просить терпения, когда станет слишком тяжело. Как змеи ядовитой нужно остерегаться ропота.

Неблагоразумный разбойник ропотом и бранью не только усилил свои муки, но и погиб навеки, а благоразумный – сознанием, что достойное по делам своим приемлет – и страдания облегчил, и Царствие Божие наследовал.

В утренней молитве преподобного Макария Великого говорится: «Боже, очисти мя грешнаго, яко николиже сотворих благое (никогда не сделал ничего доброго) пред Тобою». Если так чувствовали великие угодники Божий, то мы что должны чувствовать, на что мы можем надеяться? Единственно только на милость Божию. Забыв все свои добрые дела, мы должны, как мытарь, взывать от всего сердца: «Боже, будь милостив нам, грешным!» И если мытарь только за такую молитву был оправдан от всех грехов, то ясно, и мы должны веровать, что Господь и нас помилует, если от всего сердца будем молиться и надеяться на милосердие Божие. Никакая болезнь не помешает хоть несколько раз в сутки из глубины души обратиться с покаянием ко Господу.

Не было случая, чтобы Господь когда-либо отказал в прощении кающемуся. Только тогда Господь не прощает нам, когда мы сами не прощаем другим. Поэтому помиримся со всеми, чтобы Господь помирился с нами. Простим всем, чтобы и Господь нас простил.

Господь во всякое время видит всё наше: сердце и мысли, не только слова и дела. Вот и надо жить в чувстве присутствия Божия. Если бы дал Господь это чувство, то всегда было бы легко, радостно, всегда сердце молилось бы или, если ещё не достигли того, то было бы настроение молитвенное, и при всяком обращении с молитвой сердце немедленно отвечало бы сочувствием, умилением и глубоким сокрушением и страхом Божиим, то есть боязнью чем-либо оскорбить Господа. А от этого страха уже рождается и любовь к Богу, и, как говорят святые отцы, польются слёзы, разгорается сердце и открывается дверь в таинство будущего века.

Не всё происходит так, как мы желаем, а всё же Господь ведёт всех желающих спасения к Себе, хотя и не теми, может быть, путями, какими мы хотели бы.

Торжество Воскресения Христова наступило после Голгофы, и будущее вечное блаженство не может наступить для нас, если и мы не претерпим своего креста земной жизни без ропота.
Надо всегда быть готовым на то, что какая-либо страсть может проявиться, и знать, что предпринять, чтобы не быть одолённым ею. А если уж поддались, то надо смиряться, но не оправдывать себя, а во всём себя винить и укорять и просить прощения у Бога и у людей.
Открывай своё сердце Господу со всеми немощами своими, не оправдывай себя, считай себя достойным не только временных скорбей, но и вечных мук, не теряя, однако, надежды на милосердие Божие, надеясь на крестные страдания Спасителя, взявшего на Себя грехи всего мира – и обретёшь отраду, и мир, и спасение.

Святые говорили, что если бы человек знал, какая радость будет наследовавшим Царствие Божие, то согласился бы ежедневно распинаться на кресте всю жизнь, только бы не потерять вечного блаженства. А Господь таких страданий от нас не требует. Хочет только, чтобы мы веровали в Него и смиренно потерпели всё, что Он пошлет для нашего очищения.

Уныние и безнадежность – от лукавых бесов, врагов наших. Святые отцы предупреждают, что перед смертью, когда человек ослабевает – враг особенно борет, даже крепко верующих, неверием и безнадежием. Боритесь с врагом именем Божиим.

Игумен Никон (Воробьёв), "Господи, откройся мне!"

17:49 

Я думаю, что лучший образ доверия Богу показывает апостол Петр, когда, напуганный бурей и видя Спасителя, идущего по водам, он решается, по Его слову, вступить на эту бурную воду на волнующемся море и по нему пойти. Вот так и человек должен решаться довериться Богу – поверить, что ты сделаешь шаг и не утонешь, потому что Господь тебя поддержит.

Есть такой образ мыслей, который, безусловно, помогает в вере в Бога укрепиться: нам на самом-то деле, кроме Бога, абсолютно некому доверять. Доверять людям? Но они существа непостоянные, несовершенные, они все время подводят. Иногда по собственной воле, иногда против собственной воли. Доверять самим себе? Но лучше нас никто не знает, насколько сами мы неверны и непостоянны. Некому доверять, кроме Бога. Господь нас любит, какими бы мы ни были, Он нас всегда хранит, спасает и защищает.

Доверяться надо Ему. И чем больше человек об этом размышляет, тем больше у него доверия к Богу. Хотя, безусловно, вначале доверие к Богу требует от человека некоего подвига, некоей решимости. А вот впоследствии, когда оно превращается в навык, то становится некоей, как говорил преподобный старец Паисий Афонский, ниточкой, которая постоянно протянута между нами и Богом, некоей непрестанной молитвой богообращенной. Потому что можно и не произносить никаких слов, но в этом чувстве доверия жить. Это то, что нас с Богом соединяет.

Игумен Нектарий (Морозов)

15:19 

Один сельский батюшка был приглашен жительницей того местечка совершить требу на дому. Дело было Великим постом. После совершения ,благодарная бабуля стала упрашивать батюшку "потрапезовать" у нее. Пришлось согласится. Старушка поставила на стол тарелку борща. Помолившись, батюшка взялся за ложку, и то, что в нее попало вызвало у него изумление. В тарелке преспокойно плавали куски мяса. Отец задумался — как поступить? Отказаться от трапезы или нарушить пост ради любви? Глядя на бабулю, умильно дожидавшуюся, когда уж батюшка отведает ее стряпни, решил — съем. И с тяжелым сердцем принялся хлебать наваристый борщ. Старушка расплылась в счастливой улыбке:
- Кушай, батюшка, кушай, я никому не скажу, что ты в пост мясо ешь!

15:18 

Каждый раз, когда при мне обсуждают вопросы воцерковления детей, я вспоминаю одну историю, которая произошла пару лет назад в одном из московских храмов. Дело было в Страстную пятницу. Во время погребения Христа один мальчик, лет трех-четырех, рыдал так, как иной взрослый не горюет по своим близким. В голос, с причитаниями, не слыша ни вопросов окружающих, ни их утешений. Когда все-таки кто-то смог пробиться сквозь этот плач с вопросом, что случилось, мальчик сквозь рыдания еле смог выдавить, что он не хочет, чтобы Христос умирал.
Его ответ всех поверг в шок! Что для нас Страстная пятница? Ее службы? Возможно, кто-то из читателей знаком с переживаниями этого мальчика, но для многих это просто ежегодные богослужения. «Умом» мы можем понимать, что это Погребение, что все это происходит сейчас, но сердце часто видит просто службу, очень трогательную, очень волнующую, может быть, одну из самых важных в году, но все-таки – службу.
Что мы можем ответить ребенку, для которого все происходящее не просто ежегодная служба, а абсолютная реальность? Ведь он действительно в тот момент хоронил Иисуса. Все взрослые молчали, не находя слов, дети утешали его, мальчик продолжал рыдать, и тогда его дедушка, в самом благом намерении утешить ребенка, как-то обыденно, немного даже походя сказал: «Не плачь, Он скоро воскреснет». Не знаю, услышал ли эти слова мальчик, запомнил ли он их, повлияют ли они на него в будущем? Он продолжал плакать, постепенно затихая.
Думаю, у многих есть подобные истории, которые даются Господом кому-то ‒ в укрепление, кому-то ‒ для того, чтобы «явились дела Божии» (Ин. 9:3), кому-то еще для чего-то.

автор: Е. Корнева

15:11 

О СОВРЕМЕННОМ ИДОЛОПОКЛОНСТВЕ И ЕГО СЛЕДСТВИИ - ВОЙНЕ

За безбожием или неверием непременно следует поклонение идолам. Как только человек отречётся от Бога, он начинает восполнять пустоту души своей чем-то иным, чему поклоняется как высшей действительности, высшей ценности. Единство Бога богоотступник заменяет множественностью идолов.

Никогда ни один идолопоклонник не поклонялся только одному идолу. Идолопоклонство вызывает хаос в человеческой душе, тогда как вера в Единого Бога вливает в душу гармонию простоты, ясности и определённости. Поскольку возможно разобраться в теперешнем духовном хаосе огромного большинства образованных европейцев и американцев и поскольку могут быть перечислены их самые тяжелые духовные недуги, у них сейчас имеются пять главных идолов, которым они служат:

1) материя;
2) личное я (ego);
3) империализм;
4) нация;
5) культура.

Начнём по порядку.

Хотя и говорится, и пишется, что философский материализм, отравлявший собою дух Европы в течение всего XIX века, умер, всё же нам ясно, что после него остался материализм практический. Мерзкое порождение чудовища! Материя как цель устремления и труда человека является для очень многих европейцев и американцев чем-то, что ценно само по себе, будь это материя в виде земель, денег, вещей или удовольствия, проистекающего из всего этого. Стремление к обладанию материей — разве это не есть обычное послевоенное помешательство христианских народов обоих континентов? Безграничную человеческую жажду обладания материей для наслаждения ею можно противоположить, по силе их, только безграничной жажде Бога у настоящих христиан и духовной радости, исходящей от Бога. Люди, потерявшие способность видеть и ощущать Бога, осуждены на поклонение материи, как идолу; осуждены служить ей всеми силами, всею мыслью и всем сердцем своим. Но так как многие желают обладать одним и тем же материальным предметом, то среди людей неминуемо появляются зависть, злоба, ненависть, взаимные трения и борьба. А всё это вместе является теми бациллами войны, которые, размножившись, могут довести организм до воспалительного состояния, то есть до военного пожара.

Империализм овладел мечтами не только великих, но и малых народов и людей. Он означает захват чужой земли ради власти, торговли, то есть ради материи. Как легендарный Зевс родил Вулкана, так из европейского материализма вышел европейский империализм. В самом деле, чем был Зевс среди языческих богов, тем является империализм среди современных идолов. Так как у многих народов стремление к империализму безгранично, а земля наша ограничена, то не удивительно, что среди народов появляется взаимная зависть, ненависть, трение и борьба. Всё это те же бациллы, неизбежно доводящие до военного пожара.
Нация, как и все идолы, не оставляет места Богу. Мы часто встречаем атеистов, являющихся одновременно ярыми националистами. Современный национализм легче всего может перейти в империализм и всегда неотделим от него. В своих уродливых формах он не столько означает любовь к своему народу — это было бы совсем естественно, — сколько презрительную ненависть к соседям, что, конечно, отвратительно перед лицом Творца всех народов.

Личное «я», возведённое в степень идола, почти постоянно сопровождает всех людей. Оно им заменило Бога — как тем из них, которые много хотят и много имеют, так и тем, кто много хочет, но мало или совсем ничего не имеет. Ставя в центр всего вместо личности Божьей свою личность, естественно, что каждый человек ищет для своего идола храм, поклонников и богатства, т.е. всё той же материи — чтобы окружить свой идол блеском божества. Этот род идолопоклонства сильнее всего проявлен в борьбе партий европейской интеллигенции, в борьбе за первенство, власть и богатство. Характерными свойствами этого идола являются гордость, себялюбие и неразборчивость в средствах. И так как в этой бешеной борьбе забывается Бог и Его закон, то единственно верным средством отрезвления служит здесь война.

Культура является самым безсмысленным идолом наших дней. Отстранив Бога, единственного вдохновителя и первопричину благородной культуры души и тела, неверуюшие люди начали обожествлять дела рук своих, то есть то, что они обозначают одним словом — культура. А обожествление человеческих творений есть самая большая «мерзость перед Богом». Законом Своим Бог строго запретил обожать Его творения, Его создания, среди которых самое незначительное много совершеннее самой совершенной человеческой культуры. Как далеко произведениям человеческих рук до Божьих творений! Так как культура находится в зависимости от остальных вышеназванных идолов — особенно от материи, — то и она способствует разведению бацилл войны, которые рано или поздно вызовут воспалительное состояние.

Из этих пяти идолов два могут быть названы безсмысленными, а три — лицемерными. Культура и национализм безсмысленны, потому что лишь кричат о себе и рекламируют себя; а материализм, империализм и эгоизм лицемерны, так как притворяются и лгут, прикрываясь другими именами. Говоря языком Достоевского, всех этих идолов можно было бы назвать бесами. Все они, эти идолы, были, конечно, когда-то истинными ценностями и вновь могли бы стать таковыми, если бы они были освящены верой в Единого Живого Бога и проникнуты духом Божиего закона. Иными словами, когда они абсолютно подчинены Богу и служат во славу имени Его.

Материя дана Богом людям для того, чтобы она служила им, а не для того, чтобы господствовать над душами их.
Осуществить идею империи Бог дает наиболее одарённым народам с целью служения слабейшим и менее одарённым; как сильный брат даётся в помощь более слабому.
Нация является прекрасным и праведным, хоть и ограниченным, поприщем для служения Богу и людям. Личное «я», то есть разумную душу, Бог даровал каждому человеку, для того чтобы служением и любовью возвысить её до уподобления Ему, Создателю Своему.

Бог вдохнул в человека стремление к культуре для того, чтобы через неё человеческая душа проявила своё господство над миром материи и свою преданность и служение Богу. Таким образом, все эти ценности приняли бы ангельский образ через то служение и любовь, которые заповедал Господь Иисус Христос. Но, как некогда отпавший от Бога Серафим, названный Люцифером, стал дьяволом, так и эти ценности стали без Бога идолами, бесами.

Заметьте, что относительное пресыщение этими идолами приводит людей к лени, порче, гниению, отвращению ко всему, слабоумию и самоубийству (как, напр., под конец Римской империи); а неудовлетворение ведёт к крайнему огорчению, зависти, ропоту, безстыдству, всякого рода насилию и, в конце концов, опять к самоубийству. В обоих случаях эти идолы дышат ненавистью и презрением к Кроткому и Благому Господу Христу и, следовательно, доводят до войны…

Вы, конечно, заметили, что я говорю только о христианских народах. Не без основания делаю я это, генерал. Ведь это они вели прошлую Мировую войну, и они же готовят новую. В течение последних 150 лет, с тех пор как в Европе возникло богоборчество, европейские народы воевали несравненно больше, чем весь остальной мир. Война была бичом Божьим, чтобы вразумить неразумных. Но неразумные не образумились. Они падают всё глубже и глубже, летят в пропасть… Те, кто избран Богом, чтобы быть «солью и светом», потеряли силу свою и померкли. Хотя они и хвалятся, что они соль земли и свет миру, никто им больше не верит. Ни Индия, ни Китай, ни Африка не смотрят больше на белых людей, как на соль и свет земли, считая их ничтожеством и тьмою. Из всего сказанного ясно, что:

1) причины будущей войны заключаются в отступничестве от Бога и идолопоклонстве христианских народов и их вождей;
2) причины эти тождественны с причинами войн, от которых страдал и погиб Израиль, бывший некогда солью и светом мира;
3) эти причины должны быть быстро уничтожены покаянием и возвратом к Богу, потому что иначе целый ряд будущих войн, несомненно, приведёт к гибели христианские народы, — но не само христианство.
Святитель Николай Сербский

19:21 

Удивительная болезнь явилась нынче – это страсть к развлечениям. Никогда не было такой потребности к развлечениям, как нынче. Это – прямой показатель того, что людям нечем стало жить,что они разучились жить серьезной жизнью – трудом на пользу нуждающихся и внутренней духовной жизнью. И начали скучать! И меняют глубину и содержание духовной жизни на развлечения! Какое безумие! Точно дети, лишенныя разума! А между тем, развлечение – это уже общественный порок, уже общественная страсть!

Св.праведный Иоанн Кронштадтский

11:57 

ПОЧЕМУ ЖЕНЩИНАМ ВАЖНО ЗАНИМАТЬСЯ РУКОДЕЛИЕМ

Сегодня во всем мире наблюдается всплеск различного женского рукоделия, при том, что все можно купить в магазине. И это совсем не случайно. Женщины, видимо, подсознательно чувствуют, что очень увлеклись мужской активностью, освоением внешнего пространства.

Когда женщина вяжет, шьет, вышивает, творит, то она входит в гармонию со своей женской природой, и как результат улучшается работа женской гормональной системы. Активация мелкой моторики выравнивает гормональный фон в организме.

Любое рукоделие – это полезное для женской психики занятие. Именно выполнение одних и тех же монотонных движений помогает успокоиться, расслабиться. Однообразные и монотонные движения вызывают изменения в психике. Изменяется сердечный ритм, уходит напряжение в мышцах и нервной системе. Наступает естественное состояние отвлеченности от проблем. Рукоделие лучше чего-либо помогает справиться с тревогой и внутренним напряжением и выйти из состояния стресса.

Рукоделие помогает женщине остановиться. Просто быть и просто жить. Занимаясь рукоделием, мы сообщаем своему телу, что все хорошо, времени достаточно, бежать никуда не надо, спасать тоже некого. Все хорошо и все спокойно. Рукоделие помогает нам ощутить заземленность. Почувствовать себя здесь и сейчас. Вот наш дом, вот наши руки, и они создают что-то красивое.

Рукоделие активизирует правое полушарие мозга, творческое, нестандартное мышление и развивает художественный вкус. Вы учитесь сочетать цвета, фактуры и материалы. Это очень важно, особенно если вы не нашли еще свое любимое дело. Начните заниматься рукоделием, и кто знает, куда выведет вас эта дорога.

11:50 

ОБ ОТНОШЕНИИ К СВЯЩЕНСТВУ

Если мы не принимаем священников с полным убеждением и верой как святых, но смотрим на них как на грешников, как мы можем надеяться, что нам будет даровано через них совершенное отпущение грехов? Ибо Господь говорит: "По вере вашей да будет вам" (Мф. 9, 29). И точно, по мере нашей веры: насколько веруем в них, постольку и получаем отпущение грехов.

Предположим, что земной властитель прислал к тебе какого-либо из малейших слуг своих, одетого бедно, в ветхие рубища... но этот слуга принес тебе грамоту... в которой властитель провозглашает тебя своим братом и другом и обещает спустя некоторое время сделать тебя соучастником царствования, увенчать твою голову царским венцом и облечь тебя в царское одеяние, скажи мне, как бы ты отнесся к этому слуге? Принял бы его и почтил как царского слугу и ради таких великих и истинно царских обещаний и такой светлой славы, тебя ожидающей, возрадовался бы вместе с ним, облагодетельствовал его по силе своей и пообещал благодетельствовать и в будущем или презрел бы его и отослал с пустыми руками и бесчестием потому только, что он одет бедно и пришел пешком? Если предположим, что ты презрел его и царь узнал об этом, то похвалил бы он тебя за это или осудил бы? Если бы сам ты был царем, то не счел ли бы ты укором и бесчестием себе такого презрения, оказанного твоему слуге? Конечно, так. Ты так разгневался бы на него, как если бы он тебе самому оказал презрение, как если бы в лицо тебя укорил, что имеешь таких слуг, и сказал бы: кто поставил его судьей над моими слугами? Не слугу моего он укорил, что по своей небрежности носит он такие бедные и грязные рубища, а меня самого, что я немилосерд и держу слуг в таких лохмотьях. Таким образом, ты раскаялся бы, что наделал таких обещаний этому человеку, презревшему твоего слугу... когда тот человек пришел бы к тебе, ты не принял бы его за то, что он восхитил собственный свой суд и осудил твоего слугу...

Преподобный Симеон Новый Богослов

11:40 


11:29 

Десять заповедей Господа Бога нашего, с пояснениями свт. Николай (Велимирович)

Вот Заповеди, которые дал Господь Бог Саваоф народу через избранника Своего и пророка Моисея на Синайской горе (Исх. 20, 2-17):

1. Я Господь, Бог твой… Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

2. Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли.

3. Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

4. Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу Богу твоему.

5. Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле.

6. Не убивай.

7. Не прелюбодействуй.

8. Не кради.

9. Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

10. Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего; ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

Поистине, краток этот закон, однако эти заповеди много говорят любому, кто умеет думать и кто ищет спасения души своей.

Тот, кто не поймет сердцем этот главный Божий закон, не сможет принять ни Христа, ни Его учения. Кто не научится плавать на мелководье, тот не сможет плавать на глубине, ибо утонет. И кто прежде не научится ходить, не сможет побежать, ибо упадет и разобьется. И кто прежде не научится считать до десяти, никогда не сможет сосчитать тысячи. И кто прежде не научится читать по слогам, никогда не сможет бегло читать и красноречиво говорить. И кто прежде не заложит фундамент дома, напрасно будет пытаться возвести крышу.

Повторяю: кто не блюдет заповеди Господни, данные Моисею, напрасно будет стучаться в двери Христова Царства.

ПЕРВАЯ ЗАПОВЕДЬ

Я Господь, Бог твой… Да не будет у тебя других богов пред лицем Моим.

Это значит:

Бог един, и нет других богов, кроме Него. От Него происходят все творения, благодаря Ему живут и к Нему возвращаются. В Боге пребывает вся сила и мощь, и нет силы вне Бога. И сила света, и сила воды, и воздуха, и камня есть сила Божия. Если муравей ползет, рыба плывет и птица летит, то это — благодаря Богу. Способность семени расти, травы — дышать, человека — жить — суть способности Божии. Все эти способности — собственность Божия, и всякое творение свою способность существовать получает от Бога. Господь каждому дает, сколько считает нужным, и забирает назад, когда считает нужным. Поэтому, когда хочешь обрести способность делать что-либо, ищи только в Боге, ибо Господь Бог есть источник животворящей и могучей силы. Кроме Него никаких других источников нет. Помолись Господу так:

«Боже Милостивый, неисчерпаемый, единственный источник силы, укрепи меня, немощного, одари силою большею, чтобы я мог лучше служить Тебе. Боже, дай мне мудрости, чтобы полученную от Тебя силу я не употребил во зло, но только на благо себе и ближним своим для величания славы Твоей. Аминь».

ВТОРАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не делай себе кумира и никакого изображения того, что на небе вверху, и что на земле внизу, и что в воде ниже земли.

Это означает:

Не обожествляй творение вместо Творца. Если ты взошел на высокую гору, где встретился с Господом Богом, зачем тебе оглядываться на отражение в луже под горой? Если некий человек жаждал видеть царя и после долгих усилий сумел предстать пред ним, зачем ему тогда озираться направо и налево на слуг царских? Он может озираться по двум причинам: или потому, что не смеет предстать один на один перед царем, или же потому, что думает: царь в одиночку ему помочь не сможет.

ТРЕТЬЯ ЗАПОВЕДЬ

Не произноси имени Господа, Бога твоего, напрасно, ибо Господь не оставит без наказания того, кто произносит имя Его напрасно.

Что, неужели бывают такие люди, которые решаются поминать без причины и надобности имя, приводящее в трепет, — имя Господа Бога Всевышнего? Когда на небе произносится имя Божие, небеса склоняются, звезды вспыхивают ярче, Архангелы и Ангелы воспевают: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф», а святители и угодники Божии падают ниц. Тогда кто же из смертных дерзает поминать Пресвятое имя Божие без душевного трепета и без глубокого воздыхания от тоски по Богу?

ЧЕТВЕРТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Шесть дней работай, и делай всякие дела твои; а день седьмой — суббота Господу Богу твоему.

Это значит:

Шесть дней созидал Творец, а на седьмой день почивал от трудов Своих. Шесть дней временны, суетны и недолговечны, а седьмой — вечен, мирен и долговечен. Сотворением мира Господь Бог вошел во время, но не вышел из вечности. Тайна сия велика… (Еф. 5, 32), и о ней приличествует больше мыслить, чем говорить, ибо она доступна не всякому, но лишь Божьим избранникам.

ПЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Почитай отца твоего и мать твою, чтобы продлились дни твои на земле.

Это значит:

Прежде, чем ты познал Господа Бога, Его познали твои родители. Одного этого довольно, чтобы ты им поклонился с уважением и воздал хвалу. Поклонись же и воздай хвалу всякому, кто прежде тебя познал Высшее Добро в этом мире.

ШЕСТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не убивай.

Это значит:

Бог вдохнул жизнь от жизни Своей во всякое сотворенное существо. Жизнь есть самое драгоценное богатство, данное Богом. Поэтому тот, кто посягает на любую жизнь на земле, поднимает руку на самый драгоценный дар Божий, больше того — на саму жизнь Божию. Все мы, живущие сегодня, — лишь временные носители жизни Божией в себе, хранители самого драгоценного дара, принадлежащего Богу. Поэтому мы и права не имеем, и не можем отнять жизнь, заимствованную от Бога, ни у себя, ни у других.

СЕДЬМАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не прелюбодействуй.

А это значит:

Не имей незаконной связи с женщиной. Поистине, в этом животные более послушны Богу, чем многие люди.

ВОСЬМАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не укради.

А это значит:

Не огорчай ближнего своего неуважением его права собственности. Не делай так, как делают лисы и мыши, если считаешь себя лучшим, чем лиса и мышь. Лиса ворует, не зная закона о воровстве; и мышь подгрызает амбар, не сознавая, что наносит кому-то вред. И лиса, и мышь понимают лишь свою потребность, но не чужой убыток. Им не дано понимать, а тебе дано. Поэтому тебе не прощается то, что лисе и мыши простительно. Твоя выгода должна всегда быть подзаконной, она не должна быть в ущерб ближнему твоему.

ДЕВЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не произноси ложного свидетельства на ближнего твоего.

А это значит:

Не будь лживым ни в отношении себя, ни по отношению к другим. Если ты лжешь о самом себе, ты сам знаешь, что лжешь. Но если ты наговариваешь на кого-то другого, тот, другой, знает, что ты о нем клевещешь.

ДЕСЯТАЯ ЗАПОВЕДЬ

Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего; ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла его, ничего, что у ближнего твоего.

А это значит:

Как только ты пожелал чужого, ты уже впал в грех. Теперь вопрос в том, опомнишься ли ты, спохватишься ли или и дальше станешь катиться по наклонной плоскости вниз, куда влечет тебя желание чужого?

Желание — это семя греха. Греховный поступок — это уже урожай от посеянного и возросшего семени.

11:24 

Во всяком человеке, нераскаянно живущем во грехе, живет бес, как в доме, и всем у него распоряжается. Когда, по благодати Божией, такой грешник приходит в сокрушение о грехах своих, кается и перестает грешить – бес из него изгоняется. Сначала он не беспокоит покаявшегося, потому что в нем на первых порах много ревности, которая, как огонь, жжет бесов и, как стрела, отражает их. Но потом, когда ревность начинает охладевать, подступает и бес издали со своими предложениями, подкидывает воспоминание о прежних удовольствиях и зовет к ним. Не поостерегись только покаявшийся, и от сочувствия скоро перейдет к желанию; если и здесь не опомнится и не возвратит себя в состояние прежней трезвенности, то падение недалеко. Из желания рождается склонение на грех и решимость – внутренний грех готов, для внешнего ожидается только удобный случай. Представится он, и грех будет сделан. С этим вместе бес опять входит и начинает гнать человека от греха к греху еще быстрее, чем прежде. Это изобразил Господь притчей о вторичном возвращении беса в очищенный и подметенный дом.

Святитель Феофан Затворник

11:24 

"Пост - весна духовная; время, когда должны отпасть старые листья, когда должны быть срублены иссохшие ветки, когда все мертвое должно не только умереть, но быть сожженным, чтобы осталось только живое"...

Митрополит Антоний Сурожский

11:23 

ПРАВОСЛАВИЕ - ОБМАН?

Вокруг православия накопилось столько мифов и легенд, что стыдно за неграмотность наших сограждан, с легкостью верующих в то, что священники ходят чуть ли ни в лаптях, а православные мужики все сплошь с бородами и напоминают вышедших из леса вятичей. Троллить тоже надо уметь, и на некоторые уж очень толстые обвинения так и хочется сказать - "толсто, Господа"! Предлагаю пари. Читаете статью, проверяете мои тезисы. Ловите меня на обмане - кидаете в меня лаптями.

1. ПОПЫ ГРЕБУТ БАБКИ И ЦЕРКОВЬ СУЩЕСТВУЕТ ДЛЯ ВЫКАЧКИ ДЕНЕГ

Почти все ложь. Проверяем меня. Идем в храм. Заходим. Стоим службу. Выходим. Делаем так несколько дней подряд. НИКТО не попросит у вас ни копейки. Свечи вы не обязаны покупать, никакого турникета на входе, ждущего в свою чрево монетку, тоже нету.

Вы можете ходить в храм годами, не тратя ни рубля. Что точно стоит денег? Крещение. Вас крестят не на улице, не в канаве, а в теплом отапливаемом помещении, которое нужно содержать, красить, белить, убирать и мыть. Причем стоимость крещения не запредельна и сравнима по цене со стоимостью похода в кино. Также стоит денег отпевание умерших. Но стоимость священника и его помощи нельзя даже сравнить со стоимостью агентства ритуальных услуг. Похороны - дело дорогое.

А теперь спросите себя. Неужели кого-то ЗАСТАВЛЯЮТ креститься или отпевать дорогого Вам человека? Если некто считает крещение и отпевание не ценным, ничего не стоящим фиглярством - ему никто ничего и не навязывает. Но если человек видит в крещении и тем более отдании покойному последней дани уважения некую объективную ценность, неужели это не стоит цены, равной походу в кино с девушкой? Тем более что и крещение и отпевание у каждого отдельно взятого человека бывает лишь в раз в жизни.

Само собой, отдельно взятый священник может быть вполне состоятелен. Обычно это происходит с популярными священниками, известными своими проповедями или удачным географическим местоположением храма. Но купола золотятся точно не на копейки бабушек. Спонсоры и чиновники часто помогают храмам в рамках программы по развитию области, да и епископ области обычно в хороших отношениях с губернатором и это дает куда большие плоды, чем те 20 рублей, которые вы вдруг потратите на церковную свечу.

СВЯЩЕННИКИ И БАБУШКИ В ХРАМЕ ПРОМОЮТ МОЗГИ

Аналогично. Походите в храм несколько дней подряд. Вы удивитесь обратному - тактичности к вашей персоне. Служба идет, совершается некое действие, вы просто стоите и слушаете молитвы на мало понятном церковно-славянском языке. Потом столь же тихо выходите. С вами никто ни о чем не говорит и посещение храма может напомнить посещение музея с особо строгой обстановкой. Православные христиане ценят возможность побыть с Богом наедине и именно это вы сможете ощутить в строгой и тихой атмосфере внутри церкви.

Многие видят проблему в ненавязчивости Православия. Христианские протестансткие церкви уже на первом вашем визите подойдут к вам, возьмут ваш номер телефона, контакты, и вообще постараются завязать плотный диалог. Православную церковь часто упрекают именно за отсутствие мнимого интереса к прихожанам (интерес есть, но он основан на вашем первом шаге). Так о какой промывке мозгов может идти речь, если Православие настолько ценит человеческую свободу, что в храм можно годами (!!) ходить абсолютно анонимно, не разговаривая ни с одним человеком, поверяя свои мысли и свои трудности лишь Богу?

Так может речь идет о том, что священники активно ходят и проповедуют? Я ни разу не видел священника, который бы позвонил в мою квартиру и предложил "поговорить об Иисусе". А Вы? Зато я много видел молодых ребят характерного вида, ходящих парами и предлагающих "прийти в нашу церковь" (не православную) и они-то точно активно работают. Но причем тут Православие? Да, коллеги из протестанских церквей активно ходят и проповедуют по домам, на улицах и переходах. Но ругают за навязчивость почему-то не протестантов, а Православие. Где логика?

Или кто-то перевозбудился из-за того, что священники начали довольно часто выступать по телевидению? Ну ведь пульт от телевизора остается в вашей власти, священник не претендует на контроль над вашим телевизором. Просто переключите канал, коих накопилось в некоторых телевизорах более 200.

И уж точно нельзя судить о Православии по действиям православных активистов. Православный активизм, как и любое молодежное движение, явление молодое и пока мало кто понимает, каким должен быть православный активист. Идет активный поиск идеальной формы современного активизма и в этом поиске могут быть перегибы. Но вы не найдете в Евангелии инструкции по "вступлению в молодежную организацию". Это современный артефакт, не имеющий явного отношения к Православию, скорее это элемент молодежного самовыражения.

ВСЕ ОНИ МРАКОБЕСЫ...

Вы удивитесь количеству священников, способных порассуждать о двойственности Шопенгауэра, или дать развернутый анализ раннему гностицизму Платона. Да что далеко за примерами ходить. Микробиолог Гельфанд в известном диспуте с о. Андреем Кураевым убедительным не выглядел. Притом что о. Андрей вел диалог на сугубо научном языке, никакой проповеди, только исторические факты.

Насладитесь, это правда интересно:

ОНИ ВЕРЯТ ВО ВСЯКУЮ ЕРУНДУ!

Нуу... Православие верит, что 2000 лет назад на земле родился человек (это уже исторический факт), но не такой, как вы или я, Он обладал особыми способностями, которые позволяли считать Его Богом. И в конце своей земной (довольно короткой) жизни, этот Человек умер на кресте (тоже исторический факт). Православные верят, что своей смертью Иисус Христос открыл для нас необычные возможности, которые сполна раскроются после нашей физический смерти, а именно возможность жить в вечно в невероятной радости и счастье.

Поскольку историчность личности Христа для современного грамотного человека не вызывает вопросов, вопросом является скорее "кем он был на самом деле"? Просто странствующим философом с сильной и необычной судьбой, или в самом деле кем-то большим? Иными словами, это "он" или все-таки "Он" - Бог, избравший столь неожиданную для нас форму контакта?

Мы готовы с огромным удовольствием читать книги доктора Моуди "Жизнь после жизни" или "Доказательства Рая" доктора Эбена Александра. Так почему же нам так трудно поверить в божественность Иисуса Христа? Ведь как минимум современные книги говорят "а жизнь то после смерти, похоже, есть". Конечно, в эти книги, отпечатанные в современной типографии, мы верим лучше, как будто само прикосновение высоких технологий в виде станка и высокотехнологичных чернил придают достоверность изложенным фактам.

Папирусы и древние свитки говорят о том, о чем сейчас говорят реаниматологи. После смерти есть нечто. В этом "нечто" есть жизнь. В этой жизни довольно часто есть суд. И тут как-то невольно задумываешься "кто же будет тебя судить"? И хотя истины православия дошли до нас в виде не особо зрелищных пергаментов, изложенные там слова не выглядят полной ерундой. Максимум их можно признать необычными для нашего современного сознания, требующего обязательно "попробовать продукт перед покупкой". Но если реклама, внушающая нам, что "мы достойны всего" испортила нас, превратив в живые машины потребления, разве от этого идеи Православия становятся менее интересными и актуальными?

ПРАВОСЛАВИЕ ГОВОРИТ НЕПРИЯТНЫЕ ВЕЩИ

Вот это чистая правда. Кому нравится, когда его "называют грешным и обещают передислокацию в адскую печь". Вообще, сама роль морального цензора и блюстителя нравственности (хотя по факту Православие и не накладывает на себя таких задач, у Православной веры шире и глубже глобальные цели) раздражает общество куда сильнее всех других причин и, скорее всего, является основной и единственной причиной, по которой вокруг Православия так много негативного фона.

Люди радуются сказать про Православие нечто плохое, как будто найденные пятна позволяют с облегчением вздохнуть "и они не лучше меня, а еще пытаются учить". При этом забываются такие факты, как наличие в православии святых, известных всему миру.

Весь мир знает великомученика Георгия Победоносца. Весь мир знает Николая Угодника (здравствуй, Санта Клаус, дарящий подарки хорошо ведущим себя детям). Язык не поворачивается сказать про этих знаменитых личностей плохо, а ведь они были именно Православными христианами, ставшими известными именно благодаря своей вере (задумайтесь над значением слова "Санта" - Saint - Святой). Студенты отмечают 25 января Татьянин день, почему-то забывая, что великомученица Татьяна в 4м веке умерла за веру в Христа.

Именно наличие святых, наличие праведно живущих людей, выполняющих постулаты Православия, доказывает - Православие как минимум ярко положительный элемент, не несущий в себе никакого вреда. Православие часто пытаются использовать те или иные силы в своем стремлении решить личные задачи. Например, часто Православию навязывают функции патриотического объединения людей. Но истины самого Православия хотя и не отрицают любви к родине, говорят о более широком поводе объединить всех людей на планете. И именно по этому Православие нельзя привязывать к патриотизму. Верующий православный из Португалии ближе неверующего русского атеиста. И в этом нет ничего удивительного (даже обычный собиратель марок из Италии будет вам ближе соседа-алкаша, если вы любите марки).

ПРАВОСЛАВИЕ - ЭТО ЗАГАДКА

Люди, которые начали заниматься Православием (читать литературу, Евангелие, труды Святых Отцов), очень быстро убеждаются, что имеют дело с огромной сложности историческим артефактом. Каким-то образом на протяжении вот уже 2000 лет умы человечества не отпускает вопрос "что же случилось 2000 лет назад и как простой сын плотника сумел так взбудоражить всю планету".

У богословов уходит вся жизнь на понимание того, как глубок и необъятен океан Православной веры. Читать труды древних авторов столь же интересно, сколь является подлинным откровением. Оказывается, в своем восхищении перед загадкой мы очень близки мыслителю-философу какого-нибудь третьего века, и в таком же восхищении пытаемся постигнуть непостижимую истину. Трепет перед загадкой соединяет руки единомышленников прямо через века и тысячи километров.

Да, мы умеем разрыхлять любую мысль и делать глубокие водоемы мелкими. Мы вырубаем леса и осушаем реки. Мы богатое делаем бедным и очень редко мы поступаем наоборот. Мы можем и океан Православия превратить общими стараниями в дешевую "попсу". Для этого достаточно лишь почаще повторять, что Православие - это "попы на мерседесах", "мракобесие" и "гости из 10 века". И вот тысячи томов глубочайших человеческих мыслей, и океан пролитых в отчаянном поиске истины слез превратится в уродливую ржачную карикатуру для трех-буквенных пабликов Вконтакте.

Каковы мы, таковы и наши ценности. Кем мы хотим стать? Смешными забавными человечками с комиксов, весело и мелко подтрунивающих над высоким, или носителями божественных ликов, подражателями святых и праведных людей. А ведь когда-то за Христа умирали...

11:07 


11:17 

Не увлекайся славою, чтобы тебе не обмануться своим благополучием, как часто обманываются ступающие на весенний лед.

© Святитель Димитрий Ростовский.

11:14 

Святые отцы о болезнях

Болезнь – вот школа смирения, вот где видишь, что нищ, и наг, и слеп.(Прп. Амвросий Оптинский)

К службе церковной непременно должен ходить, а то болен будешь. Господь за это болезнью наказывает.
Бывает, что болезнь схватывает, чтобы пробудить душу заснувшую.
(прп. Амвросий Оптинский)

Господь для того и болезни посылает, чтобы помнить о смерти и от памяти перевесть к тому, чтобы болящий озаботился, наконец, и приготовлением к смерти.
Болезни наши большею частью происходят от грехов, почему лучшее средство к предупреждению и исцелению от них состоит в том, чтоб не грешить.
Бывает, что Бог болезнию укрывает иных от беды, которой не миновать бы им, если бы они были здоровы.
(свт. Феофан Затворник)

Господь недостаток наших добрых дел восполняет или болезнями, или скорбями.
(свт. Димитрий Ростовский)

Брат спросил авву Арсения: «Есть некоторые добрые люди, почему они во время смерти подвергаются великой скорби, будучи поражены болезнию телесною?» «Потому, — отвечал старец, — чтобы мы, как бы солию досолившись здесь, отошли туда чистыми».
(Патерик Афонский)

Болезни примиряют нас с Богом и вводят снова в любовь Его.
(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

Если оттерпелся здесь, не будешь терпеть на том свете вечных мук, а, напротив, будешь наслаждаться таким блаженством, перед которым теперешнее счастье — ничто.
(свт. Феофан Затворник)

Господь из любви к нам посылает по силе каждого болезни и скорби, но дает и терпение их, чтобы сделать и нас участниками Своих страданий; кто здесь не страдал Христа ради, тот будет угрызаться совестью в будущем веке, — ведь можно было показать свою любовь ко Христу терпением болезни и скорбей, и не сделал этого, стараясь уклониться и избежать всяких скорбей… Не в гневе, не для наказания посылает нам Господь болезни и скорби, а из любви к нам, хотя и не все люди, и не всегда понимают это.
(прп. Пимен Многоболезненный)

Верующему человеку болеть полезно… усиливается молитва.

«Прощаются тебе грехи твои».( Ев. от Мф.гл.9,2ю) Эти слова сказал Господь расслабленному. «Встань, возьми постель твою, и иди в дом твой». (Ев. от Мф.гл.9,6.) Почти всегда вместе с исцелением больного Христос прощает грех. Есть ли связь между этими двумя явлениями: грех- болезнь души,которую нужно простить, и болезнь тела, которую нужно исцелить? Апостол Павел разъясняет, что именно потому, что люди растлили свою душу, запачкали грязью свою небесную одежду, у них много недужных.
В самом деле, почти все болезни, даже физические, состоят в прямой связи с болезнью души и от нее зависят. Многие современные ученые разделяют мнение, что источник тела - духовный. Существует непостижимое начало. Все физические болезни происходят от повреждения этого творящего начала. Пока душа здорова - все физические порчи мгновенно заделываются, все заразы парализуются. Но стоит ей поколебаться в своей связи с Богом, устать, омрачиться, ослабнуть – тотчас в тело врываются разрушительные силы. Поэтому, прежде чем исцелить больного, Христос всегда упоминает о причине его болезни, о том, что больной сам внес болезненное начало в свое тело, заразив свою душу грехом. Причина болезни – грех. Поэтому лечение всякой болезни – прежде всего в отречении от греха, живущего в человеке, – в Таинствах Исповеди и Причастия. Здоровье есть дар Божий, но не всегда бывает полезен этот дар. Как и всякое страдание, болезнь имеет силу очищать нас от душевной скверны, заглаживать грехи, смирять и смягчать нашу душу, заставлять одуматься, сознавать свою немощь и вспоминать о Боге. Поэтому болезни нужны и нам и нашим детям.(Прп. Серафим Саровский).

А неверующему болеть в двойне полезнее…
Происходит вразумление человека!

Надо благодарить Бога за болезни и искушения, ибо в них мы испытываемся в любви ко Господу, ближе становимся к Нему, а в этом вся цель жизни христианина – шествовать ко Христу, Спасителю нашему.
Болезнь – вот школа смирения, вот где видишь, что нищ, и наг, и слеп. (Прп. Амвросий Оптинский)

11:10 

    – Геронда, как человек может понять, где предел его возможностей и где себялюбие?
    – Человек должен наблюдать за собой и испытывать. Методом проб он сможет оценить и понять свои возможности. Неопытный продавец взвешивает то меньше, то больше, но со временем уже знает, чего и сколько надо класть. Во всяком случае, пока человек молодой, он может строже подвизаться. Чем старше он становится, тем меньше у него сил, и он уже не может себя слишком нагружать. Если переусердствует, то может и здоровье повредить. Поэтому время от времени нужно проводить ревизию своих физических возможностей и приспосабливаться к своему новому состоянию.

Прп Паисий Святогорец
Слова. Том V. Страсти и добродетели
Раздел I. Страсти
Глава 2. Свобода от рабства себялюбия

11:09 

Плач среди ледяных волн, или Когда мы убиваем любовь

«Впервые читающему это житие кажется, что это какой-то сюжет для триллера – мрачное низкое небо, камни, пар над водой, и в нескольких десятках метрах от берега, еле заметная, движется долбленая лодка со стоящим в ней человеком – а в лодке лежит его убитая любовь». Мария Стрельцова – о святом Варламии Керетском, память которого совершается сегодня.
Когда-то, помню, эта история поразила меня. Я услышала ее на Севере, в Кольском крае, с которым была связана часть моей жизни. Поразила и долго не отпускала своей многосмысленностью.
Жития святых… при этих словах человеку несведущему представляется светлая и кроткая жизнь, с младенчества посты, молитвы и смирение.
А начни читать житийные жизнеописания – померкнут сюжеты самых невероятных литературных измышлений. Такие страсти, скорби и такая борьба порой приводила человека на «пути Господни», что иной раз трудно в это поверить.
Такова история Варламия Керетского, священника, жившего в Кольском крае в местечке Кереть во времена Ивана Грозного.
Как безо всяких разночтений гласит предание, Варламий, тогда еще молодой священник по имени Василий, в приступе гнева убил свою молодую и красивую жену. Была ли это ревность, помутнение ли рассудка, диавольское ли наущение – тут описания спорят друг с другом, сходясь в одном: отец Василий был человеком порывистым и страстным, в нем пылал порой «ярости и напрасньства [вспыльчивости] пламень».
Совершив это страшное злодеяние и скоро осознав весь ужас произошедшего, священник Василий бежит в Колу в тамошний монастырь к его настоятелю Феодориту, от которого получает весьма удивительную, на первый взгляд, епитимью – выкопать свежепохороненное тело жены из земли, положить его в лодку и ходить вдоль всего Кольского берега с этим трупом в лодке, молясь и каясь, пока тело жены не истлеет.
Итак, молодой священник-убийца кладет тело жены в лодку и отправляется вплавь вдоль берега Кольского полуострова от устья залива в Баренцевом море до беломорских берегов.
Навигация в этих краях долгая, несмотря на северные широты. Замерзать вода начинает с юга, от Белого моря, а на севере море оставляет безо льда порой всю зиму теплое течение – Гольфстрим. Путь человека в лодке к зиме сокращался, но он упорно греб вдоль берега то в одну сторону, то, через несколько недель – в другую.
Сходил на берег изредка питаться мхом, который едят олени, и ягодами, да попить пресной воды. Иссохся и потемнел лицом, стал походить на призрак.
Местные жители, рыбаки, поначалу сочли попа сумасшедшим, спятившим от горя и греха. Но прошло время, а он всё ходил то в одну сторону, то в другую, и путь его шел «не яко у прочих человеков, ожидающих парусного плавания, но плавал он против зельнаго обуревания [сильного, бурного волнения] и весла из рук своих не выпуская, но труждаяся весьма, псалмы Давидовы поя, – то ему и пищей было».
Двенадцать раз за год проходил он путь вдоль берега туда и обратно, придавая своей утлой лодке направление только лишь веслом… да псалмами.
Вскоре рыбаки стали почитать странника. Просить, если он приставал к их берегу, молиться о их делах и заметили, что молитва его весьма действенна – утихают ветры, уходят злые «черви» – моллюски, стремительно разрушающие днища кораблей, смиряются сильные волны – будто даже само море покорилось этому человеку, пустившемуся в путь без иных страхов кроме страха Божия.
Прослышав об этом, отец Феодорит призвал Василия, странствующего к тому времени с останками жены уже три года, оставить эту ношу, предать кости жены земле и принять постриг с именем Варламий, что святой и сделал, уйдя впоследствии в далекий скит и живя там «во пещере со зверями».
Он избегал людей, прожил долгую жизнь в своем скиту и скончался в одиночестве, а тело его нашел пришедший к нему за духовной помощью крестьянин, отнес его обратно в Кереть, где и похоронил возле церкви рядом с гробом жены.
Предание о попе-убийце, спасшемся через столь необычный подвиг, отразилось в сказаниях и даже приговорках этого величественного и мрачного края. Житие это вошло в литературу благодаря собирателю местных сказов Борису Шергину, который записал и опубликовал поэму «Старина о Варлааме».
Сам Шергин пишет так:
Когда весною к тому или другому берегу Белого моря наносило туман, старики говорили: «Варламьева лодья подошла». Отец мой, бывавший в Северной Норвегии, говорил, что, когда с Мурманского берега повалит туман к Варде и Вадзе, рыбаки-норвежцы шутят: «Русский поп жену привез».
(Б. Шергин. Древние памяти. Поморские были и сказания. М., 1989. С. 464.)
Впервые читающему это житие кажется, что это какой-то сюжет для триллера – мрачное низкое небо, камни, пар над водой, и в нескольких десятках метрах от берега, еле заметная, движется долбленая лодка со стоящим в ней человеком – а в лодке лежит его убитая любовь.
Но по размышлении становится очевидно – в этой истории, как и в каждом житии святых, есть то, что касается каждого из нас, живущих.
Сразу берет за душу вот эта история уничтоженной любви. Когда мы убиваем любовь – она долго потом будет с нами в холодном житейском море в деревянном гробу, гниющим трупом.
А потом начинаешь понимать самое важное – что эта история не только про поруганную любовь, а про всякий грех и, как следствие греха, смерть вообще – что любой наш грех ходит за нами призраком Смерти, и что возить его не вывозить, пока Господь не простит.
Самый впечатляющий, самый мощный образ покаяния – этот вот образ святого Варламия в утлой лодке, денно и нощно оплакивающего среди ледяных волн свою любовь и свое преступление против нее.
Память преподобного Варламия Керетского совершается 6 (19 по новому стилю) ноября.

11:02 

святитель Марк Эфесский

Окружное послание к православным христианам
Марк, епископ Митрополии Ефесской, православным христианам, живущим на твердой земле и на островах, о Господе радоватися!

   Те, которые хотели поработить нас в злое рабство и вовлечь в Вавилон Латинских обрядов и исповеданий, не могли привести это в исполнение, убедясь как в невероятности, так и в невозможности успеха; почему, как они, так и последователи их, оставшись на половине пути, не прибыли и не стали ни тем, ни другим; отступили от Иерусалима – «лицезрения мира»1 и от горы Сиона – твердой и неподвижной Веры (Ис. 28:16; 1Пет.2:7). Называемые от многих Латино-мудрствующими – они невольно сделались Вавилонянами, и по этому справедливо названы Греко-Латинами. Сии люди могут быть уподоблены баснословным иппокентаврам, этим получеловекам, ибо они вместе с Латинами исповедуют, якобы Святый Дух исходит и от Сына, и что Сын есть виновник бытия Святаго Духа – таково их учение; с другой стороны они, вместе с нами, признают исхождение Святаго Духа от Отца; с Латинами они утверждают правильность и справедливость сделанного прибавления к символу веры; с нами – они не утверждают оного; но можно ли сказать, что сделанное прибавление справедливо и правильно? С ними они говорят, что и в опресноках тело Христово, а с нами они не дерзнули бы причаститься оных. Не приводит ли это к тому заключению, что они не ищут истины, которую, имев в руках, они пренебрегли, присоединясь к Латинам, но что они хотят переплавить чистое золото в поддельное и не заботятся основать истинное единение. Но подлежит разсмотрению, каким образом они соединились.
   Всякая вещь, соединяющаяся с другою, соединяется чрез известное посредство. Они основывают свое соединение на исповедании исхождения Святаго Духа, посредством объяснения, что Оный получает свое начало также и от Сына. Все же другое в их веровании разнствует, и ничего у них вместе не сходится, нет ни посредства, ни чего либо общего; но они читают еще и теперь совершенно различные два символа, как прежде соединения; равно и литургия совершается ими двояко и различно, как на опресноках, так и на хлебе квасном; также крещение совершается различным образом: одно освящает чрез тройственное погружение, другое чрез обливание сверху темени; в одном случае помазывают миром, в другом – не употребляют оного; двояки и разнообразны во всех отношениях обряды, посты и церковные постановления и многое подобное. Какое же это единение, которое доныне не представляет ничего ясного и понятного,и как они соединились, желая уберечь свои обряды, но не сохранив отеческие предания? Но вот их хитросплетенные речи: «Никогда Греческая Церковь не говорила, что Святый Дух исходит единственно от Отца, но просто: от Отца, и это выражение не исключает Сына; поэтому, как мы были соединены прежде, так равно соединены и теперь». Горе заблуждающимся! Горе слепотствующим!
   Если Греческая церковь постоянно исповедывала исхождение Святаго Духа от Отца, каковое исповедание она получила от Иисуса Христа, от Святых Апостолов и от Соборных святых отцов, то она же никогда не исповедывала Его исхождение от Сына, ибо такового исповедания ни от кого не принимала. Что же она иное исповедывала, как не исхождение от одного Отца? ибо, если Святый Дух не от Сына исходит, то ясно, что Он исходит от одного Отца. Равным же образом, в отношении рождения, Церковь исповедует: «Сына Божия иже от Отца рожденнаго прежде всех век», и никто не помышлял прибавлять к этому догмату: «от единого Отца», но тем не менее мы это так понимаем и выражаем, когда-то надобно, ибо знаем, что Сын никем другим не рожден, как Отцем. По этому Св. Иоанн Дамаскин от лица всей Церкви вещает: «Мы не говорим, что Святый Дух от Сына, и когда мы не говорим, что Святый Дух от Сына, то ясно, что мы вместе с тем исповедуем, что Он единственно от Отца». По той же причине он говорит несколько прежде: «Мы не называем Сына виновником», а в следующей главе: «Един Бог виновник всего». Чего более? «Никогда, – говорят нам, – мы не считали Латинов еретиками, но только раскольниками», но не сами ли Латины назвали нас еретиками, и потому только, что они, в отношении нашего исповедания, не могут нам сделать никакого упрека, кроме того, что мы не отдались в их зависимость, которой, по их мнению, мы должны были себя подвергнуть. Но надлежит разобрать, не правильнее ли будет обратить этот упрек от нас на них, в отношении к их исповеданию. Причина распадения произошла от них, ибо они открыто сделали то прибавление к символу, которое они прежде тайным образом проговаривали. Поэтому мы от них отделились первые и даже отсекли и отбросили от церковного тела отчуждившуюся часть. Зачем, – спросит кто-нибудь, – оттого ли, что они правильнее уверовали или сделали правильное добавление? Какой здравомыслящий может это подумать? Напротив того, мы их отлучили от себя, потому что они замыслили недопустимое и беззаконное и ввели ни начем не основанное прибавление. Мы их оставили как еретиков и отделились от них. И почему так? Благочестивые постановления гласят: «Еретиками называются и подвергаются законам противу еретиков также и те, которые в малом отступают от Правоверия». Если б Латины ни в чем не отступили от Правоверия, то мы не имели бы основания отделиться от них; если же они совершенно отступили от оного, а именно в исповедании о Святом Духе, чрез самое опасное и богохульное нововведение, то они сделались еретиками и мы отделили их от себя как еретиков. И отчего же мы помазуем миром присоединяющихся от них к нам? Разумеется от того, что они еретики. Седьмой канон второго вселенского Собора гласит: «Те, которые обращаются в Православие и приобщаются части спасаемых, принимаются нами на основании правил и обрядов, употребляемых при принятии еретиков Ариан, Македониан, Саббатиан, Новациан, называющих себя чистыми, Аристериан, четыренадесятников или собственно Тетрадитов, и Аполлинаристов, при чем они письменно отрекаются от своей ереси, и всякую другую ересь, которая учит несогласно с Православною Кафолическою Апостольскою Церковию, предают анафеме, и мы знаменуем и помазываем святым миром их чело, очи, нос, уста и уши, говоря: «Печать дара Духа Святаго». Вот какому обряду мы подвергаем теперь поступающих к нам из Латинской церкви. Они уподобляются всем другим еретикам. И что пишет о сем премудрый Патриарх Антиохийский Феодор Валсамон, в своем ответе Святейшему Патриарху Марку Александрийскому? Вопрос. Латинские пленники и другие приходят в нашу Кафолическую Церковь и ищут быть приобщенными к нашим божественным святыням. Желаем знать, может ли это быть допущено? Ответ. «Кто не со Мною, тот против Меня, и кто не собирает со Мною, расточает» (Матф. 12:30). Так как отделение наше от Западной Римской церкви последовало уже издавна, и значительное накопление её отступлений, совершенно чуждых Православной Кафолической Церкви, отдалило ее от общения с четырьмя Святейшими Патриархами, как в отношении вероисповедания, так и в отношении к обрядам, равно как и превознесением Папского имени; поэтому Латины не иначе могут быть освящаемы от рук иереев божественными и пречистыми таинствами, как по отречении их от Латинских исповеданий и обрядов, по наставлении их согласно святым канонам, и по поступлении их в Православие». Вы слышите, что они отклонились не только от обрядов Православия, но и приняли вероисповедание чуждое православным. Всё же чуждое Православию есть ересь. Вы слышите, что они должны быть оглашены согласно святым канонам и соделаться православными. Если они должны быть оглашены, то они также должны быть миропомазаны. Отчего же они предстали перед нами вдруг православными, они, которые столь продолжительное время и столькими знаменитыми святыми отцами и учителями признавались за еретиков? И кто же их сделал так равнодушными к Православию? Поправде, злато и любостяжание тому причиною. Но совсем тем оно то сделало их православными! Кто из вас сделается им подобен, тот подвергнется участи еретиков.
   «Если же бы, – говорят иные, – можно было найти средину между вероисповеданиями, то мы могли бы с ними соединиться и поставили бы себя в хорошее положение, ибо, в отношении к себе, мы не были бы принуждены противуречить нашим обрядам и преданиям». Этим самым, в начале, привлекали они толпу последовать за ними на крутизну нечестия, и в самое то время, как они думали, что есть нечто среднее между двумя вероисповеданиями, как между двумя парадоксами, они добровольно ввергли себя в погибель. И возможно ли для согласования двух различных веронаправлений найти такое слово, которое бы их равным образом выражало? Стольже невозможно основать такое верование, которое бы сходилось в двух между собою противоположных основаниях. Если же бы это было не невозможно, тогда бы можно было также согласовать правду с ложью, утверждение с отрицанием; но этого нельзя допустить. Если верование Латинов, что Святый Дух исходит также от Сына, справедливо, то наше верование, что Святый Дух исходит токмо от Отца – ложно; и вот почему именно мы от них отделились; когда же наше верование правильно, то их верование непременно ложно. Какое же может быть согласование между сими двумя исповеданиями, которое можно б было так же легко приспособить, как обувь? И что выйдет из того, если каждый из нас будет делать свои выводы по своим мыслям и верованиям? Возможно ли, чтобы обе стороны, будучи противного между собою мнения, могли называться православными? Я с своей стороны считаю это невозможным. Пусть найдется кто либо, который мог бы спаять это вместе и кто полагал бы это удобоисполнимым? Хотите ли знать, что говорит о таковом согласовании Григорий Богослов? Он сравнивает его с предметом, вертящимся во все стороны, с обувью, приспособляющеюся на все ноги; с умственным колебанием от всякого ветра учения, по хитрому искуству обольщения, в противность истине, ибо, по свидетельству Писания, подобные испытания твердому благочестию всегда бывают.
   Это пишет он о предложенных в то время соглашениях. А о Синоде, в котором оные предлагались, он говорит следующее: Это столп Халанский2 разделивший языки! О если б и теперь он разделил их, ибо это есть соглашение на зло; это есть Синедрион Каиафы, в котором Христос осужден был! И каким другим образом можно назвать этот Синод, который все разрушил и смешал; разорил древний священный догмат о равночестии Троицы; разрушил оплот, и своими умствованиями потряс догмат Единосущности; растворил двери нечестию посредством вымышленных приспособлений. Умудрились они на зло, но добра сотворить не уразумели. Таковые доводы, относительно приспособлений, достаточно показывают, что они столько же нечестивы, как и чужды Православной Церкви.
   Но чтоже мы сделаем, говорят, со стоящими по средине Греко-Латинами, которые, соображаясь с приспособлениями, принимают некоторые обряды и верования Латинов, другие же, хотя и принимают, но не могут с ними согласоваться, и потом иных совершенно не принимают? Их должно тщательно убегать, как убегают от змия, или даже более чем от змия, но как от продавцев Христа, ибо они, по славам божественного Апостола, обращают «благочестие в промышленность» (1 Тим. 6:5). Он же, в отношении к ним, говорит: убегайте таких людей, которые имеют целию не научить, а только уловить. Что есть общего между светом и тьмою? И какое общение может быть между Христом и Велиаром, между правоверным и неверным? Мы, с Дамаскиным и со всеми Святыми Отцами, не говорим, что Святый Дух от Сына; они же, вместе с Латинами, говорят, что Святый Дух от Сына. Мы заключаем вместе с божественным Дионисием, что Отец есть единственный источник пресущественного Божества; они же, с Латинами, что Сын есть также источник Святаго Духа, отделяя Его таким образом от Божества. Мы с Григорием Богословом различаем Сына от Отца причиною; они же смешивают Их, вместе с Латинами, причиною. Мы с блаженным Максимом, с прежними Римлянами и с их западными Отцами, не признаèм причиною Святаго Духа Сына; они же в своем учении говорят, что будто по греческому исповеданию Сын есть причина Святаго Духа, а по Латинскому Он есть начало Святаго Духа. Мы же вместе с Иустином философом и мучеником говорим, что, как Сын от Отца, так и Святый Дух от Отца; они же говорят с Латинами, что Сын непосредственно, а Святый Дух посредственно от Отца; мы, с Дамаскиным и со всеми Святыми Отцами, не знаем различий между рождением и исхождением; они же различают с Фомою и Латинами два рода происхождений – посредственное и непосредственное. Мы говорим, согласно со Святыми Отцами, что воля и проявление несотворенного вечного Существа несотворенны, они же говорят с Фомою и Латинами, что хотя воля слита с Божественным Существом, но что проявление имеет начало, каким бы именем оно ни называлось, Божеством ли, божественным ли и несотворенным светом, Духом ли Святым или иным образом. Таковое зломудрование доводит до признания сотворенного божества, сотворенного божественного света и наконец – сотворенного Святаго Духа! Мы принимаем, что святые угодники не поступают, по их смерти, прямо в уготованное ими себе царство небесное, а нечестивые прямо в ад, но что те и другие ожидают суда, который будет им произнесен при грядущем возстании мертвых; они же, с Латинами – что умершие, тотчас по смерти, получают достойное воздаяние; для тех же, которые умерли в степени раскаяния, они изобрели нечто разнствующее от ада – очистительный огонь, который, тотчас по смерти, очищает души, дабы таковые могли достигнуть степени чистоты праведных и царства. Таково их, в этом отношении, вероучение. Мы отвергаем Иудейский безквасный хлеб, следуя в том постановлению Апостольскому; они же принимают с Латинами, что на опресноке священнодействуется тело Христово. Мы говорим, что прибавление, сделанное ими к символу, неправедное и беззаконное и противно учению Святых Отцев; они же признают его правильным и совершенно основательным. Вот каким образом они стараются согласовать свои мнения с истиною!
   Мы признаем Папу на равне с Патриархами, когда он сохраняет Православие; они же, с величайшим торжеством, считают его «Наместником Христовым, Отцем и Учителем всех Христиан». Если бы покрайней мере они могли быть счасливее такого «Отца», но в остальном быть единодушными – потому что он далек от того, чтоб быть счастливым, имея Анти-Папу, который крайне его тревожит; но они не хотят подражать в этом случае своему «Отцу» и «Наставнику»3.
   Бегите же от них и от всякого с ними общения, о братия! Таковые люди суть лже-апостолы, хитрые делатели, принимающие на себя образ Апостолов Христа. Это не удивительно, ибо сам сатана принимает иногда образ Ангела Света; не удивительно поэтому, когда и слуги его берут на себя образ служащих правде, но кончина их будет по делам их. В другом месте говорит тот же Апостол о них же, что таковые слуги не для Господа нашего Иисуса Христа трудятся, но для своего чрева, и совращают своим сладкоречием сердца невинных; имея печать сию, твердое основание Веры пребывает неподвижным. Он же говорит: «Берегитесь псов, берегитесь злых делателей, берегитесь обрезания» (Флп. 3:2). И также: «Хотя бы и мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы вам благовествовали, да будет анафема» (Гал. 1:8). Итак, блюдитесь прозорливо, чтобы кто либо, даже если б это был Ангел с неба, не обольстил вас чрез преимущество Папы. Если б и любимый ученик пришел к вам, благовествуя иное, то не принимайте его в свой дом и не приветствуйте его, ибо тот, кто будет приветствовать такового, приобщится его злым действиям.
   Храните же, соблюдая твердо, все заповеданное вам Святыми Апостолами, как писанное, так и неписанное, да не подвигнет вас с вашего основания нечестивое обольщение! Бог всемогущий да приведет заблуждшихся к признанию их заблуждения, да избавит нас от них, как от плевел, и да соберет нас, как чистое и благое семя, в свою житницу, во Христе Иисусе Господе нашем, Емуже подобает всякая честь, слава и поклонение, со безначальным Его Отцем и со Пресвятым и благим и животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь!

Блог иг. Давида

главная