• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:38 


22:38 

ОДИН ДЕНЬ В МИРЕ СВЯТОГО ИОАННА ЗЛАТОУСТА

Мы живем в меняющемся мире. Вокруг жизнь, смерть, прошлое, старение, переходы от одного этапа к другому. Люди становятся тем, чем были их родители, дети вырастают в юношей и превращаются во взрослых, старики уходят в землю, и всех безжалостно преследует призрак смерти. Так было всегда с тех пор, как стоит мир. Но наш стиль жизни усугубляет перемены и уходы до такой степени, что порой, если сердца наши чутки, эта пляска непостоянства болезненно давит, она проникает в бессмертную душу и отбрасывает тень небытия на вечные основания души.

Представим себе, каким был трудовой день в мире святого Иоанна Златоуста, написавшего столько книг, сколько не написали бы и десять человек, и таких толкований, для постижения которых нужна вечность. Представьте себе мир без единого механического шума, без машин, электрических лампочек, где глубокую ночную тьму прорезает лишь одинокая плошка, подвешенная над массивным Писанием, сшитым из овчинных кож, или удары лошадиных копыт о камни мостовой. Мир без телевизора, интернета, мобильного телефона, Facebookʼа, без поездов, гудков; мир, где скрежета автоматизированной материи не слышно вовсе. Мир беспроводной, то есть без сетей, без звуковых сигналов, без люминесценции, но полный благодати, жужжания пчел и блистания звезд. Мир без самолетов на небе, но полный птиц.

День, начинавшийся рано, но без будильника, а с пением петухов; мир с Божественной литургией, распеваемой протяжно, умиротворяюще, без микрофонов и динамиков, а голосами, идущими из груди, полной крепкого горного воздуха. Вспоминаю, как на Афоне святой старец Дионисий из Колчу[1] шепотом рассказывал мне, что, когда пел великий Нектарий-протопсалт, перед ним образовывался сильный поток воздуха, ветер, полный мелодичной византийской гармонии, воскрешавшей из мертвых даже святогорские мощи.

Возвратимся ко дню святителя Иоанна. После небесного причащения тела Христова несколько тысяч голодных людей, столпившихся вокруг церкви, неспешно угощались от щедрот, собранных обличительной проповедью великого антиохийца.

Затем день продолжался изучением книг, долгим писанием, толкованиями, письмами в разные уголки империи, отсылаемыми сегодня, а доходившими через год, святительскими наставлениями, беседами со священниками из епархии, многой-многой молитвой, вычитыванием дневного круга церковного богослужения, правилом, а затем чтением ночью при свете лампы и сном на скамеечке или на деревянном ложе.

В то время у людей не было отдельных комнат, на всех была одна общая комната, одновременно служившая и гостиной, и столовой, и кухней, и спальней, так что по-братски делили все – от миски еды до плача младенца среди ночи. Монах, однако, имел свою келью, наполненную светом молитвы и смирения.

То, о чем я говорю, можно пережить – конечно, в очень малой степени, – если поехать в уединенный монастырь, на какое-то время погрузиться в его таинство молитвы и покоя. Но потом придется вернуться в городскую сутолоку. Так было и со мной. Два месяца летних каникул, проведенных на Святой Горе, подошли к своему неизбежному концу, и я вынужден был снова пойти по мирским путям: из Кареи к Дафни, Уранополису и Фессалоникам. Здесь город показался мне ужасающе шумным, хотя в сравнении с другими городами он спокойный. Повсюду меня не покидало острое чувство говорения без смысла, одиночества, афишируемого в выкриках; люди вопили о своем небытии, они жестикулировали посреди улицы и голосили без всякой пользы. У меня болели уши от такого шума, и несколько дней, пока я не обвык, мигрень не оставляла меня.

Видите, какая колоссальная разница в стиле жизни, какая пропасть лежит между нашим и святых отцов способом существования?! Сколько шума по пустякам здесь, в XXI веке, какой вопль земли, из которой выжаты силы, сколько утомительной бесполезности, выплеснутой на экраны и в сердца и имеющей видимость бытия.

Шум электросварки, отбойного молотка или бензопилы, грохот железных колес, включенные моторы – все это словно болезненный крик материи, перегруженной тяжестью человеческого греха и стыдящейся навязчивого желания человека восхищаться без причины.

Решить вернуться к подлинному существованию – это не значит совершить короткое замыкание всех технологических связей человечества. Это значит начать внимательней прислушиваться к голосу земли, глубже переживать таинство жизни, вернуться в деревню (по совету святого Паисия Святогорца), научиться древним обычаям, составляющим фундамент для души, прилежать к храму и глубже смотреть на это чудо жизни, которое Бог не переставая изливает на нас, – чтобы ощутить Его безграничную любовь.

Священник Иоанн Валентин Истрати
Перевела с румынского Зинаида Пейкова
Doxologia.ro

[1] Иеромонах Дионисий (Игнат; 1909–2004) был одним из великих афонских духовников. По происхождению румын, он пришел на Афон в 17 лет и подвизался здесь всю свою жизнь, до 95 лет. Колчу – название кельи святого Георгия при румынском ските Продрому (святого Иоанна Предтечи).

22:36 


18:34 


20:23 

Завтра, 5 июня - ДЕНЬ СВЯТОГО ДУХА.
В следующий за Пятидесятницей понедельник совершается праздник в честь Святого Духа. Этот праздник был установлен Церковью ''ради величия Пресвятаго и Животворящего Духа, яко един есть (от) Святыя и Живоначальныя Троицы'', в противодействие учению еретиков, отвергавших Божество Святого Духа и единосущность Его с Богом Отцом и Сыном Божиим.

После вознесения Иисуса Христа наступил десятый день: это был пятидесятый день после Воскресения Христова. У евреев тогда был великий праздник Пятидесятницы в память Синайского законодательства. Все апостолы, вместе с Божией Матерью и с другими учениками Христовыми и прочими верующими, единодушно находились в одной горнице в Иерусалиме. Был третий час дня, по еврейскому счету часов, т. е. по нашему - девятый час утра. Вдруг сделался шум с неба, как бы от несущегося сильного ветра, и наполнил весь дом, где находились ученики Христовы. И явились огненные языки и почили (остановились) по одному на каждом из них. Все исполнились Духа Святого и стали славить Бога на разных языках, которых прежде не знали. Так Дух Святый, по обетованию Спасителя, сошел на апостолов, в виде огненных языков, в знак того, что Он дал апостолам способность и силу для проповеди Христова учения всем народам; сошел же в виде огня в знак того, что имеет силу опалять грехи и очищать, освящать и согревать души.

По случаю праздника Пятидесятницы, в Иерусалиме в это время было много евреев, пришедших из разных стран. Услышав шум, огромная толпа народа собралась около дома, где были ученики Христовы. Все в народе изумлялись и спрашивали друг друга: "не все ли они галилеяне? Как же мы слышим каждый свой язык, в котором родились? Как они могут говорить нашими языками о великих делах Божиих?" И в недоумении говорили: "они напились сладкого вина".

Тогда апостол Петр, вставши вместе с прочими одиннадцатью апостолами, сказал, что они не пьяны, но что на них сошел Дух Святый, как это и было предсказано пророком Иоилем, и что Иисус Христос, Которого иудеи распяли, воскрес из мертвых, вознесся на небо и излил на них Святого Духа. Заканчивая проповедь об Иисусе Христе, апостол Петр сказал: "итак, твердо знай, весь народ израильский, что Бог послал Спасителем и Христом Сего Иисуса, Которого вы распяли".

Проповедь Петра так подействовала на слушавших ее, что весьма многие уверовали в Иисуса Христа. Они стали спрашивать Петра и прочих апостолов: "что нам делать, мужи братия?" Петр ответил им: "покайтесь и креститесь во имя Иисуса Христа для прощения грехов; тогда и вы получите дар Святого Духа". Уверовавшие во Христа охотно приняли крещение, таких оказалось в этот день около трех тысяч человек. Таким образом начало устрояться на земле Царствие Божие, т. е. святая Церковь Христова.

Со дня сошествия Святого Духа вера христианская стала быстро распространяться, при помощи Божией; число верующих в Господа Иисуса Христа день ото дня увеличивалось. Научаемые Святым Духом, апостолы смело проповедовали всем об Иисусе Христе, Сыне Божием, о Его страданиях за нас и воскресении из мертвых. Господь помогал им великими многочисленными чудесами, которые совершались через апостолов именем Господа Иисуса Христа. Первоначально апостолы проповедовали евреям, а потом разошлись по разным странам для проповеди всем народам. Для совершения таинств и проповедания учения христианского, апостолы поставляли через рукоположение епископов, пресвитеров (священников или иереев) и диаконов.
Та благодать Святого Духа, которая была явно преподана апостолам, в виде огненных языков, теперь подается в нашей Святой Православной Церкви невидимо - в ее святых таинствах, через преемников-апостолов - пастырей Церкви - епископов и священников.

Серафим Слободской, глава из книги-учебника "Закон Божий"

20:16 


19:57 

Когда мы излишне беспокоимся и переживаем о происходящем вокруг нас, мы наносим оскорбление нашему Небесному Отцу. Это все равно как если бы мы сказали Ему, что мы больше печемся о том, что происходит, чем Он Сам.
Когда у нас в монастыре бывали большие трудности, мы приходили к своему старцу, отцу Иосифу Ватопедскому, и спрашивали его: «Отче, что же теперь будет, когда столько искушений нас окружает? Куда мы идем?» Тогда старец нас успокаивал: «Не бойтесь! Не случится ничего ни больше, ни меньше того, что попустит Бог».
И раз Господь знает, что будет, мы должны хранить душевный мир и говорить: «Да будет воля Твоя».

Митр. Лимассольский Афанасий

19:46 


19:36 

Однажды святой Епифаний, епископ Кипрский обедал со своим другом старцем Илариона. Св. Епифаний предложил товарищу жареную птицу, на что тот ответил:
— Прости меня. С того момента, как я стал монахом, я не ел ничего, что требуется перед приготовлением заколоть.
— А я, — сказал Епифаний, — с того времени как принял монашество, не допускал, чтобы кто-либо заснул, имея что-нибудь против меня, и сам не засыпал, имея что-либо против другого.
На что старец Иларион ответил:
— Прости меня. Твой подвиг выше моего.

19:29 

7 СЕКРЕТОВ СЧАСТЬЯ ОТ АФОНСКИХ СВЯТЫХ И СТАРЦЕВ

1. Вера в Бога.

Однажды у преподобного Порфирия Кавсокаливита одна женщина спросила, почему он называет себя счастливым, ведь его здоровье серьезно ухудшилось. На это святой ответил: «Читай Священное Писание, ходи в церковь, имей духовника, причащайся Святых Тайн, - одним словом будь доброй христианкой. Тогда ты найдешь ту радость, которую ищешь. Ты видишь, что я сейчас болен, но я счастлив. Так и ты, когда немного приблизишься ко Христу, обретешь радость в своей жизни», - говорил преподобный.

2. Освобождение от суеты и тревоги.

Преподобный Паисий Святогорец советовал, чтобы чувствовать себя счастливым, жить естественной и простой жизнью, в которой нет места излишней роскоши, суете и напрасным волнениям.

«Как-то раз ко мне в каливу зашел один врач из Америки, - говорил преподобный. - Он рассказывал мне о тамошней жизни. Люди там уже превратились в машины - целые дни они отдают работе. У каждого члена семьи должен быть свой автомобиль. Кроме этого, дома, чтобы каждый чувствовал себя комфортно, должно быть четыре телевизора. Вот и давай - работай, выматывайся, зарабатывай много денег, чтобы сказать потом, что ты благоустроен и счастлив. Но что общего у всего этого со счастьем? Такая исполненная душевной тревоги жизнь с ее безостановочной гонкой - это не счастье, а адская мука».

3. Трезвый ум.

У монаха Симеона Афонского есть короткая притча, которая ярко иллюстрирует, что внешние обстоятельства нисколько не влияют на то, чувствуем мы себя счастливыми или нет. Спасение находится в нас самих, поэтому нужно иметь трезвый ум, чтобы выстоять в трудностях.

Вот эта притча: «Человек, не умеющий плавать, в панике барахтался в реке. Он поднял тучу брызг и по реке побежали волны, которые человек в страхе принял за опасное течение. Он начал бороться с речными волнами. Наконец, утопающий сообразил, как нужно держаться на воде и понемногу доплыл до берега. Выбравшись из воды, пловец оглянулся и увидел, что на реке полная тишина, а он все время боролся с волнами и брызгами, которые сам же и создавал. Все несчастья начинаются с нас самих. Но если ты наведешь порядок в мыслях, в тебе эти несчастья и закончатся».

4. Чистое сердце.

По слову святителя Нектария Эгинского, верный путь к счастью - иметь чистое, беззлобное сердце.

«Счастье - это чистое сердце, потому что такое сердце становится престолом Божиим. Так говорит Господь для тех, кто имеет чистое сердце: "Вселюсь в них и буду ходить в них; и буду их Богом, и они будут Моим народом" (2Кор. 6:16). Чего им еще может недоставать? Ничего, поистине ничего! Потому что они имеют в сердце своем величайшее благо - Самого Бога!».

5. Умение прощать.

Прощение - одна из важнейших христианских добродетелей, поэтому каждый, кто стремится к счастью, обязан научиться прощать ближнего. Благодаря прощению человек освобождает свое сердце от груза давних обид, а радостное сердце всегда счастливо. «Такой у нас закон: если ты прощаешь, это значит, что и тебе Господь простил; а если не прощаешь брату, то значит и твой грех остается с тобою», - говорил Силуан Афонский.

6. Отдавать больше, чем брать.

Для того, чтобы стать счастливым самому, необходимо делиться радостью и счастьем с ближним. Кажется, что в этом нет никакого секрета, но по слову монаха Симеона Афонского это умение среди людей самое редкое, но кто постигнет его, становится счастливым.

7. Довольствоваться малым.

«Желания - мусор мира», - говорил монах Симеон Афонский. Действительно, чем больше человек зацикливается на своих желаниях, тем более неумеренным становятся его аппетиты и, не имея возможности насытиться, человек обрекает себя на несчастье.

Преподобный Паисий Святогорец советовал противостоять желаниям - умеренностью.

«Счастье обретается, когда довольствуются малым. Сегодня люди что делают? Покупают… покупают… покупают вещи, автомобили, электронику и кучу другого и, естественно, им не хватает денег, и они постоянно пребывают в тревоге. Нужно довольствоваться малым и не замахиваться на многое, ибо, имея требуемое и только необходимое, не нужно много работать. Тогда у них будет больше времени посидеть дома вместе с детишками и с семьей, чем-либо заняться, помолиться и, вообще, побыть в семейном тепле и уюте, и не быть в постоянном напряжении на дорогах», - говорил святой.

19:28 

К проповеди не готовятся, просто засев за письменный стол и окружив себя толкованиями святых отцов. Когда отцы говорили, их слово шло из сердца, они кричали из глубины своего опыта. Если мы будем просто повторять то, что они говорили, никуда не достигнет их крик. Если слово, которое ты говоришь в проповеди, тебя ударяет в душу, если глубоко вонзается, как стрела, в твое собственное сердце, оно ударит в чужую душу и вонзится в чужое сердце. Но если проповедник будет говорить вот „этим людям” то, что ему думается, „им полезно знать”, то большей частью это будет бесполезно, потому что ума это, может быть, коснется, но жизнь ничью не перевернет. Конечно, надо иметь какое-то знание, конечно, надо понимать, о чем говорит Евангелие или отрывок Священного Писания, но этого мало. Если твоя проповедь тебя самого не ранит в самые глубины, если ты не предстоишь в ужасе перед Богом и не говоришь в Его имя (может быть, себе в суд или осуждение, но во спасение другим), то такая проповедь ничью жизнь не переменит.

Митрополит Антоний Сурожский

15:07 

Те, которые других судят и осуждают, — лицемеры или ложные христиане. Таковые себя самих и своих грехов не познают, хотя бы внешне и святыми казались.
Свт. Тихон Задонский

14:22 

ЧТО ТАКОЕ СВЯЩЕНСТВО?

Священник Иоанн Валентин Истрати
Я не знаю. Но могу сказать, как думаю я, что такое священство, насколько я узнал это у святых отцов и из светлого веяния Духа Святого на недостойных.

Священство — это Таинство, происходящее с Небес, всецело представленное и действующее во Христе, Единственном совершенном Священнике, Архиерее, распятом за людей, и за него, как за веревку, протянутую над небытием, держатся люди, избранные Им, недостойные нести Его слова своим голосом и Его Пречистое Тело своими руками.

Священство — это изумленный восторг всю жизнь готовиться обучением, молчанием и молитвой к тому, чтобы узнать песчинку истины о Премудрости вечной, Слове пречистом и Любви безбрежной.

Священство — это непостижимое и невиданное желание вложить сердце свое в руку Божию и бесконечная радость держать Бога в ладонях своих, на Евхаристии.

Священство значит иметь пронзенные руки — не гвоздями, как Бог твой, а светом, исходящим от Тела Христова, которое ты держишь в руках.

Священство — это плач сердца, когда чувствуешь, что души, вверенные тебе, погибают по огромному легкомыслию, а тебе давать отчет за их участь вечную.

Священство — это сила измерять время не неделями, днями и годами, а Евхаристиями и муки упования во всю жизнь, чтобы Бог, снова и снова, открыл Свое сердце, ширшее небес, и принял тебя в Церковь Его любви.

Священство — это таинственное ощущение при Крещении в бесконечно легком дыхании младенца рокота жизни, сдвигающей с места планеты и солнца, в дыхании Духа Святого.

Священство — это внимание, улавливающее ликование младенчика, вынутого из крещальных вод, когда ему даются видение ангела хранителя и стихарь света жизни.

Священство — это непрестающая болезнь рождения людей заново, как говорит божественный Павел: «Дети мои, для которых я снова в муках рождения, доколе не изобразится в вас Христос!»

Священство — это тонкое уловление тайны жизни в силе младенца тянуться к груди, прежде всякой ориентации и зрения.

Священство — это одержимость произносить всегда, при каждом дыхании, имена твоих чад, похищенных лукавым.

Священство — это сокрушенный плач от ведания, Духом, глядя на тело женщины, сколько плодоношения и сколько смерти несет она в чреве своем и где может возвыситься рождением или низвергнуться в преисподняя земли убийством.

Священство — это вкус Евхаристии, остающийся на устах и в душе и после смерти, и жгучее нетерпение снова принять Пищу негиблющую.

Священство — это желание и возможность стать Крестом, когда возносишь руки к небу, прося Духа Святого освятить дары творения.

Священство — это тихий жест благословения каждый раз, когда видишь женщину, беременную жизнью, или старца с душой, ожидающей окончательного омовения от персти.

Священство — это яростное любление помянника больше, чем вложенной в него монеты, это стойкость смиренно испрашивать милости Божией на каждом имени и разрывать себе душу при виде имен людей, болеющих раком и другими лютыми болезнями.

Священство — это недостойное достоинство сотрясать ад, поминая за Литургией лежащих во мраке болезни и с корнем вырывая опухоли небытия из сердец людей плачущих.

Священство — это свет, погружающийся в мрак, чтобы вырвать молитвой семена смерти из умов человеческих
Священство — это свет, погружающийся в мрак, как в океан, чтобы вырвать молитвой семена смерти из умов человеческих.

Священство — это сила понять беззвучные слова по губам умирающего, сила разомкнуть уста, скованные болью, чтобы они приняли Евхаристию веков, умерщвляющую смерть.

Священство — это глубина разумения, в боли людей, всецелого бремени народа никчемного и сокрушение порочного круга греха Телом Христовым, сокрушенным за нас.

Священство — это стояние в коленопреклонении перед святым престолом, когда, прижав чело к груди Христовой, в изумлении слышишь биение сердца Божьего.

Священство — это Великий Пяток, когда вся вселенная замирает в рыдании над закрытыми веками Сына Божия.

Священство — это падение в свет, где ты перевязываешь раны Умершего за нас.

Священство — это тонкое видение в воздушной стихии тайны полета к высотам любви Божией.

Священство — это горение, ощущающее в стихии огня силу Духа, пылающего и прижигающего все грехи мира.

Священство — это молчание, слышащее в стихии земли тайну смерти и воскресения Христова и нашего.

Священство — это погружение в тайну воды, как в утробу, отрождающую жизнь бесконечную.

Священство — это смерть и воскресение, драгоценнейший свет миру, это Христос всецелый, совершающий Литургию веков твоими перстными руками.

Священник Иоанн Валентин Истрати
Перевел с румынского Родион Шишков

14:20 

Ни офицерский мундир не сделает Вас храбрым, ни священническая ряса — милосердным, ни судейская тога — справедливым, ни министерское кресло — сильным, если Ваша душа не изобилует ни мужеством, ни состраданием, ни праведностью, ни крепостью.

Святитель Николай Сербский

14:19 


14:11 

Ничто столько не оскорбляет Господа, как то, когда молимся кое-как. Лучше не все положенные молитвы прочитывай, но со страхом Божиим, благоговением; чем все, но кое-как.

Святитель Феофан Затворник

14:10 

Что такое покаяние?

Это когда человек освобождается от фантомов, фантазий о себе, перестает себя обманывать. Когда он имеет мужество и силы посмотреть на самого себя такого, каков он есть. Покаяние разрушает ложь и приводит человека к картине порой очень тяжелой и неприглядной, но реальной. Чтобы покаяние было действенным, созидательным, не вело к отчаянию, безысходности и мраку, а напротив, давало силы и приводило не просто к жизни, но к Вечной Жизни, оно должно быть обращено к Господу Богу, ко Христу.

Для давно воцерковленных людей «список» грехов, как правило, от исповеди к исповеди примерно один и тот же. Может возникнуть ощущение некоей формальной духовной жизни. Но дома мы часто подметаем пол, и, слава Богу, не каждый раз приходится разгребать авгиевы конюшни. Это как раз не беда. Беда, что начинаешь замечать, как жизнь у некоторых христиан делается с годами скучнее и скучнее. А должно быть наоборот: она должна становиться всё более насыщенной и всё более радостной. Вот это меня удивляет. Значит, что-то самое главное не прочувствовано.

"Наше духовное прозрение заключается в том, что мы начинаем видеть себя исполненными грехов и способными к любому злу и любому предательству. Наше прозрение – в том, что мы начинаем видеть мир таким, как он есть – лежащим во зле. Наше прозрение – в том, что мы начинаем видеть и ценить в этом мире более всего лишь великое милосердие Божие к нам и ко всему слепому человечеству. А если мы всего этого не видим, значит нам только кажется, что мы прозрели, а на самом деле мы остались по-прежнему слепы, от чего избави нас Господь!"

«Бог в тяжестех Его знаем есть, егда заступает ны» — Бог познается в испытаниях и тяжестях жизни, когда после порой продолжительного, но совершившегося нашего терпения в перенесении этих испытаний, Бог являет Свою силу – «егда заступает ны». В этом великая тайна истинного Богопознания, тайна Креста и смысла человеческих страданий. «В терпении вашем стяжите души ваша», — заповедует нам Господь. Необходимо, наконец, набраться мудрости возблагодарить Господа за все те испытания, которые Он посылает нам, возблагодарить, потому что только в благодарении заключается истинное познание Бога. Никак по-другому Бога падшему человеку познать невозможно."

Расслабленные братья и сестры! Порадуемся тому, что мы хотя бы сознаем себя таковыми! Господь пришел в мир спасти расслабленных грешников, а мы – среди них. Сильные распяли Иисуса Христа, и Господь попустил им эту страшную, безумную силу – распять Бога. Когда мы с вами становимся гордыми, самоуверенными, то повторяем это страшное преступление богоборцев – распятие Спасителя.
Не будем высоко мудрствовать о себе, не будем удивляться нашим немощам, не будем впадать от них в отчаяние и уныние. Будем искренне, изо всех наших сил, стремиться к исправлению, подвизаясь против зла и греха, живущих в нас. Будем твердо верить, что в этом поможет нам Господь наш Иисус Христос. Он любит нас, потому что мы – Его дети. Нас, признающих себя расслабленными и просящих помощи у Отца нашего Небесного, Господь не оставляет, но вселяет в нас Свою несокрушимую силу. Только этим мы сильны – так же, как только этим были сильны все апостолы, исповедники, преподобные и мученики.

Епископ Тихон Шевкунов

14:09 


14:05 

Антон Чехов

Человек хорош и прекрасен. Пока его не разбили, не обманули и не растоптали.

14:04 

Его Святейшество Патриарх Павел Сербский не знал празднословия, но бывало, что он словом „жертвовал собой“, ради назидания. Так случилось, что один гуляка, который нередко проводил время в ресторанчике „Знак вопроса“, напротив Патриархии, как только видел, что патриарх идет мимо Патриархии или Кафедрального собора, всякий раз перебегал улицу, чтобы взять благословение. И однажды, заикаясь сказал:
– Ваше святейшество, мы с тобой лучшие люди в этом Белграде!
Патриарх, видя, что тот не вполне твердо стоит на ногах, ответил :
– Да, твоя правда, но видит Бог, когда напьемся, то хуже всех.
Конечно, патриарх никогда не пил, но таким образом, он взял на себя часть греха этого человека и с юмором, чтобы не обидеть его, указал на слабость и порок, которым тот страдал.

Блог иг. Давида

главная