• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
11:14 

Святые отцы о болезнях

Болезнь – вот школа смирения, вот где видишь, что нищ, и наг, и слеп.(Прп. Амвросий Оптинский)

К службе церковной непременно должен ходить, а то болен будешь. Господь за это болезнью наказывает.
Бывает, что болезнь схватывает, чтобы пробудить душу заснувшую.
(прп. Амвросий Оптинский)

Господь для того и болезни посылает, чтобы помнить о смерти и от памяти перевесть к тому, чтобы болящий озаботился, наконец, и приготовлением к смерти.
Болезни наши большею частью происходят от грехов, почему лучшее средство к предупреждению и исцелению от них состоит в том, чтоб не грешить.
Бывает, что Бог болезнию укрывает иных от беды, которой не миновать бы им, если бы они были здоровы.
(свт. Феофан Затворник)

Господь недостаток наших добрых дел восполняет или болезнями, или скорбями.
(свт. Димитрий Ростовский)

Брат спросил авву Арсения: «Есть некоторые добрые люди, почему они во время смерти подвергаются великой скорби, будучи поражены болезнию телесною?» «Потому, — отвечал старец, — чтобы мы, как бы солию досолившись здесь, отошли туда чистыми».
(Патерик Афонский)

Болезни примиряют нас с Богом и вводят снова в любовь Его.
(св. прав. Иоанн Кронштадтский)

Если оттерпелся здесь, не будешь терпеть на том свете вечных мук, а, напротив, будешь наслаждаться таким блаженством, перед которым теперешнее счастье — ничто.
(свт. Феофан Затворник)

Господь из любви к нам посылает по силе каждого болезни и скорби, но дает и терпение их, чтобы сделать и нас участниками Своих страданий; кто здесь не страдал Христа ради, тот будет угрызаться совестью в будущем веке, — ведь можно было показать свою любовь ко Христу терпением болезни и скорбей, и не сделал этого, стараясь уклониться и избежать всяких скорбей… Не в гневе, не для наказания посылает нам Господь болезни и скорби, а из любви к нам, хотя и не все люди, и не всегда понимают это.
(прп. Пимен Многоболезненный)

Верующему человеку болеть полезно… усиливается молитва.

«Прощаются тебе грехи твои».( Ев. от Мф.гл.9,2ю) Эти слова сказал Господь расслабленному. «Встань, возьми постель твою, и иди в дом твой». (Ев. от Мф.гл.9,6.) Почти всегда вместе с исцелением больного Христос прощает грех. Есть ли связь между этими двумя явлениями: грех- болезнь души,которую нужно простить, и болезнь тела, которую нужно исцелить? Апостол Павел разъясняет, что именно потому, что люди растлили свою душу, запачкали грязью свою небесную одежду, у них много недужных.
В самом деле, почти все болезни, даже физические, состоят в прямой связи с болезнью души и от нее зависят. Многие современные ученые разделяют мнение, что источник тела - духовный. Существует непостижимое начало. Все физические болезни происходят от повреждения этого творящего начала. Пока душа здорова - все физические порчи мгновенно заделываются, все заразы парализуются. Но стоит ей поколебаться в своей связи с Богом, устать, омрачиться, ослабнуть – тотчас в тело врываются разрушительные силы. Поэтому, прежде чем исцелить больного, Христос всегда упоминает о причине его болезни, о том, что больной сам внес болезненное начало в свое тело, заразив свою душу грехом. Причина болезни – грех. Поэтому лечение всякой болезни – прежде всего в отречении от греха, живущего в человеке, – в Таинствах Исповеди и Причастия. Здоровье есть дар Божий, но не всегда бывает полезен этот дар. Как и всякое страдание, болезнь имеет силу очищать нас от душевной скверны, заглаживать грехи, смирять и смягчать нашу душу, заставлять одуматься, сознавать свою немощь и вспоминать о Боге. Поэтому болезни нужны и нам и нашим детям.(Прп. Серафим Саровский).

А неверующему болеть в двойне полезнее…
Происходит вразумление человека!

Надо благодарить Бога за болезни и искушения, ибо в них мы испытываемся в любви ко Господу, ближе становимся к Нему, а в этом вся цель жизни христианина – шествовать ко Христу, Спасителю нашему.
Болезнь – вот школа смирения, вот где видишь, что нищ, и наг, и слеп. (Прп. Амвросий Оптинский)

11:10 

    – Геронда, как человек может понять, где предел его возможностей и где себялюбие?
    – Человек должен наблюдать за собой и испытывать. Методом проб он сможет оценить и понять свои возможности. Неопытный продавец взвешивает то меньше, то больше, но со временем уже знает, чего и сколько надо класть. Во всяком случае, пока человек молодой, он может строже подвизаться. Чем старше он становится, тем меньше у него сил, и он уже не может себя слишком нагружать. Если переусердствует, то может и здоровье повредить. Поэтому время от времени нужно проводить ревизию своих физических возможностей и приспосабливаться к своему новому состоянию.

Прп Паисий Святогорец
Слова. Том V. Страсти и добродетели
Раздел I. Страсти
Глава 2. Свобода от рабства себялюбия

11:09 

Плач среди ледяных волн, или Когда мы убиваем любовь

«Впервые читающему это житие кажется, что это какой-то сюжет для триллера – мрачное низкое небо, камни, пар над водой, и в нескольких десятках метрах от берега, еле заметная, движется долбленая лодка со стоящим в ней человеком – а в лодке лежит его убитая любовь». Мария Стрельцова – о святом Варламии Керетском, память которого совершается сегодня.
Когда-то, помню, эта история поразила меня. Я услышала ее на Севере, в Кольском крае, с которым была связана часть моей жизни. Поразила и долго не отпускала своей многосмысленностью.
Жития святых… при этих словах человеку несведущему представляется светлая и кроткая жизнь, с младенчества посты, молитвы и смирение.
А начни читать житийные жизнеописания – померкнут сюжеты самых невероятных литературных измышлений. Такие страсти, скорби и такая борьба порой приводила человека на «пути Господни», что иной раз трудно в это поверить.
Такова история Варламия Керетского, священника, жившего в Кольском крае в местечке Кереть во времена Ивана Грозного.
Как безо всяких разночтений гласит предание, Варламий, тогда еще молодой священник по имени Василий, в приступе гнева убил свою молодую и красивую жену. Была ли это ревность, помутнение ли рассудка, диавольское ли наущение – тут описания спорят друг с другом, сходясь в одном: отец Василий был человеком порывистым и страстным, в нем пылал порой «ярости и напрасньства [вспыльчивости] пламень».
Совершив это страшное злодеяние и скоро осознав весь ужас произошедшего, священник Василий бежит в Колу в тамошний монастырь к его настоятелю Феодориту, от которого получает весьма удивительную, на первый взгляд, епитимью – выкопать свежепохороненное тело жены из земли, положить его в лодку и ходить вдоль всего Кольского берега с этим трупом в лодке, молясь и каясь, пока тело жены не истлеет.
Итак, молодой священник-убийца кладет тело жены в лодку и отправляется вплавь вдоль берега Кольского полуострова от устья залива в Баренцевом море до беломорских берегов.
Навигация в этих краях долгая, несмотря на северные широты. Замерзать вода начинает с юга, от Белого моря, а на севере море оставляет безо льда порой всю зиму теплое течение – Гольфстрим. Путь человека в лодке к зиме сокращался, но он упорно греб вдоль берега то в одну сторону, то, через несколько недель – в другую.
Сходил на берег изредка питаться мхом, который едят олени, и ягодами, да попить пресной воды. Иссохся и потемнел лицом, стал походить на призрак.
Местные жители, рыбаки, поначалу сочли попа сумасшедшим, спятившим от горя и греха. Но прошло время, а он всё ходил то в одну сторону, то в другую, и путь его шел «не яко у прочих человеков, ожидающих парусного плавания, но плавал он против зельнаго обуревания [сильного, бурного волнения] и весла из рук своих не выпуская, но труждаяся весьма, псалмы Давидовы поя, – то ему и пищей было».
Двенадцать раз за год проходил он путь вдоль берега туда и обратно, придавая своей утлой лодке направление только лишь веслом… да псалмами.
Вскоре рыбаки стали почитать странника. Просить, если он приставал к их берегу, молиться о их делах и заметили, что молитва его весьма действенна – утихают ветры, уходят злые «черви» – моллюски, стремительно разрушающие днища кораблей, смиряются сильные волны – будто даже само море покорилось этому человеку, пустившемуся в путь без иных страхов кроме страха Божия.
Прослышав об этом, отец Феодорит призвал Василия, странствующего к тому времени с останками жены уже три года, оставить эту ношу, предать кости жены земле и принять постриг с именем Варламий, что святой и сделал, уйдя впоследствии в далекий скит и живя там «во пещере со зверями».
Он избегал людей, прожил долгую жизнь в своем скиту и скончался в одиночестве, а тело его нашел пришедший к нему за духовной помощью крестьянин, отнес его обратно в Кереть, где и похоронил возле церкви рядом с гробом жены.
Предание о попе-убийце, спасшемся через столь необычный подвиг, отразилось в сказаниях и даже приговорках этого величественного и мрачного края. Житие это вошло в литературу благодаря собирателю местных сказов Борису Шергину, который записал и опубликовал поэму «Старина о Варлааме».
Сам Шергин пишет так:
Когда весною к тому или другому берегу Белого моря наносило туман, старики говорили: «Варламьева лодья подошла». Отец мой, бывавший в Северной Норвегии, говорил, что, когда с Мурманского берега повалит туман к Варде и Вадзе, рыбаки-норвежцы шутят: «Русский поп жену привез».
(Б. Шергин. Древние памяти. Поморские были и сказания. М., 1989. С. 464.)
Впервые читающему это житие кажется, что это какой-то сюжет для триллера – мрачное низкое небо, камни, пар над водой, и в нескольких десятках метрах от берега, еле заметная, движется долбленая лодка со стоящим в ней человеком – а в лодке лежит его убитая любовь.
Но по размышлении становится очевидно – в этой истории, как и в каждом житии святых, есть то, что касается каждого из нас, живущих.
Сразу берет за душу вот эта история уничтоженной любви. Когда мы убиваем любовь – она долго потом будет с нами в холодном житейском море в деревянном гробу, гниющим трупом.
А потом начинаешь понимать самое важное – что эта история не только про поруганную любовь, а про всякий грех и, как следствие греха, смерть вообще – что любой наш грех ходит за нами призраком Смерти, и что возить его не вывозить, пока Господь не простит.
Самый впечатляющий, самый мощный образ покаяния – этот вот образ святого Варламия в утлой лодке, денно и нощно оплакивающего среди ледяных волн свою любовь и свое преступление против нее.
Память преподобного Варламия Керетского совершается 6 (19 по новому стилю) ноября.

11:02 

святитель Марк Эфесский

Окружное послание к православным христианам
Марк, епископ Митрополии Ефесской, православным христианам, живущим на твердой земле и на островах, о Господе радоватися!

   Те, которые хотели поработить нас в злое рабство и вовлечь в Вавилон Латинских обрядов и исповеданий, не могли привести это в исполнение, убедясь как в невероятности, так и в невозможности успеха; почему, как они, так и последователи их, оставшись на половине пути, не прибыли и не стали ни тем, ни другим; отступили от Иерусалима – «лицезрения мира»1 и от горы Сиона – твердой и неподвижной Веры (Ис. 28:16; 1Пет.2:7). Называемые от многих Латино-мудрствующими – они невольно сделались Вавилонянами, и по этому справедливо названы Греко-Латинами. Сии люди могут быть уподоблены баснословным иппокентаврам, этим получеловекам, ибо они вместе с Латинами исповедуют, якобы Святый Дух исходит и от Сына, и что Сын есть виновник бытия Святаго Духа – таково их учение; с другой стороны они, вместе с нами, признают исхождение Святаго Духа от Отца; с Латинами они утверждают правильность и справедливость сделанного прибавления к символу веры; с нами – они не утверждают оного; но можно ли сказать, что сделанное прибавление справедливо и правильно? С ними они говорят, что и в опресноках тело Христово, а с нами они не дерзнули бы причаститься оных. Не приводит ли это к тому заключению, что они не ищут истины, которую, имев в руках, они пренебрегли, присоединясь к Латинам, но что они хотят переплавить чистое золото в поддельное и не заботятся основать истинное единение. Но подлежит разсмотрению, каким образом они соединились.
   Всякая вещь, соединяющаяся с другою, соединяется чрез известное посредство. Они основывают свое соединение на исповедании исхождения Святаго Духа, посредством объяснения, что Оный получает свое начало также и от Сына. Все же другое в их веровании разнствует, и ничего у них вместе не сходится, нет ни посредства, ни чего либо общего; но они читают еще и теперь совершенно различные два символа, как прежде соединения; равно и литургия совершается ими двояко и различно, как на опресноках, так и на хлебе квасном; также крещение совершается различным образом: одно освящает чрез тройственное погружение, другое чрез обливание сверху темени; в одном случае помазывают миром, в другом – не употребляют оного; двояки и разнообразны во всех отношениях обряды, посты и церковные постановления и многое подобное. Какое же это единение, которое доныне не представляет ничего ясного и понятного,и как они соединились, желая уберечь свои обряды, но не сохранив отеческие предания? Но вот их хитросплетенные речи: «Никогда Греческая Церковь не говорила, что Святый Дух исходит единственно от Отца, но просто: от Отца, и это выражение не исключает Сына; поэтому, как мы были соединены прежде, так равно соединены и теперь». Горе заблуждающимся! Горе слепотствующим!
   Если Греческая церковь постоянно исповедывала исхождение Святаго Духа от Отца, каковое исповедание она получила от Иисуса Христа, от Святых Апостолов и от Соборных святых отцов, то она же никогда не исповедывала Его исхождение от Сына, ибо такового исповедания ни от кого не принимала. Что же она иное исповедывала, как не исхождение от одного Отца? ибо, если Святый Дух не от Сына исходит, то ясно, что Он исходит от одного Отца. Равным же образом, в отношении рождения, Церковь исповедует: «Сына Божия иже от Отца рожденнаго прежде всех век», и никто не помышлял прибавлять к этому догмату: «от единого Отца», но тем не менее мы это так понимаем и выражаем, когда-то надобно, ибо знаем, что Сын никем другим не рожден, как Отцем. По этому Св. Иоанн Дамаскин от лица всей Церкви вещает: «Мы не говорим, что Святый Дух от Сына, и когда мы не говорим, что Святый Дух от Сына, то ясно, что мы вместе с тем исповедуем, что Он единственно от Отца». По той же причине он говорит несколько прежде: «Мы не называем Сына виновником», а в следующей главе: «Един Бог виновник всего». Чего более? «Никогда, – говорят нам, – мы не считали Латинов еретиками, но только раскольниками», но не сами ли Латины назвали нас еретиками, и потому только, что они, в отношении нашего исповедания, не могут нам сделать никакого упрека, кроме того, что мы не отдались в их зависимость, которой, по их мнению, мы должны были себя подвергнуть. Но надлежит разобрать, не правильнее ли будет обратить этот упрек от нас на них, в отношении к их исповеданию. Причина распадения произошла от них, ибо они открыто сделали то прибавление к символу, которое они прежде тайным образом проговаривали. Поэтому мы от них отделились первые и даже отсекли и отбросили от церковного тела отчуждившуюся часть. Зачем, – спросит кто-нибудь, – оттого ли, что они правильнее уверовали или сделали правильное добавление? Какой здравомыслящий может это подумать? Напротив того, мы их отлучили от себя, потому что они замыслили недопустимое и беззаконное и ввели ни начем не основанное прибавление. Мы их оставили как еретиков и отделились от них. И почему так? Благочестивые постановления гласят: «Еретиками называются и подвергаются законам противу еретиков также и те, которые в малом отступают от Правоверия». Если б Латины ни в чем не отступили от Правоверия, то мы не имели бы основания отделиться от них; если же они совершенно отступили от оного, а именно в исповедании о Святом Духе, чрез самое опасное и богохульное нововведение, то они сделались еретиками и мы отделили их от себя как еретиков. И отчего же мы помазуем миром присоединяющихся от них к нам? Разумеется от того, что они еретики. Седьмой канон второго вселенского Собора гласит: «Те, которые обращаются в Православие и приобщаются части спасаемых, принимаются нами на основании правил и обрядов, употребляемых при принятии еретиков Ариан, Македониан, Саббатиан, Новациан, называющих себя чистыми, Аристериан, четыренадесятников или собственно Тетрадитов, и Аполлинаристов, при чем они письменно отрекаются от своей ереси, и всякую другую ересь, которая учит несогласно с Православною Кафолическою Апостольскою Церковию, предают анафеме, и мы знаменуем и помазываем святым миром их чело, очи, нос, уста и уши, говоря: «Печать дара Духа Святаго». Вот какому обряду мы подвергаем теперь поступающих к нам из Латинской церкви. Они уподобляются всем другим еретикам. И что пишет о сем премудрый Патриарх Антиохийский Феодор Валсамон, в своем ответе Святейшему Патриарху Марку Александрийскому? Вопрос. Латинские пленники и другие приходят в нашу Кафолическую Церковь и ищут быть приобщенными к нашим божественным святыням. Желаем знать, может ли это быть допущено? Ответ. «Кто не со Мною, тот против Меня, и кто не собирает со Мною, расточает» (Матф. 12:30). Так как отделение наше от Западной Римской церкви последовало уже издавна, и значительное накопление её отступлений, совершенно чуждых Православной Кафолической Церкви, отдалило ее от общения с четырьмя Святейшими Патриархами, как в отношении вероисповедания, так и в отношении к обрядам, равно как и превознесением Папского имени; поэтому Латины не иначе могут быть освящаемы от рук иереев божественными и пречистыми таинствами, как по отречении их от Латинских исповеданий и обрядов, по наставлении их согласно святым канонам, и по поступлении их в Православие». Вы слышите, что они отклонились не только от обрядов Православия, но и приняли вероисповедание чуждое православным. Всё же чуждое Православию есть ересь. Вы слышите, что они должны быть оглашены согласно святым канонам и соделаться православными. Если они должны быть оглашены, то они также должны быть миропомазаны. Отчего же они предстали перед нами вдруг православными, они, которые столь продолжительное время и столькими знаменитыми святыми отцами и учителями признавались за еретиков? И кто же их сделал так равнодушными к Православию? Поправде, злато и любостяжание тому причиною. Но совсем тем оно то сделало их православными! Кто из вас сделается им подобен, тот подвергнется участи еретиков.
   «Если же бы, – говорят иные, – можно было найти средину между вероисповеданиями, то мы могли бы с ними соединиться и поставили бы себя в хорошее положение, ибо, в отношении к себе, мы не были бы принуждены противуречить нашим обрядам и преданиям». Этим самым, в начале, привлекали они толпу последовать за ними на крутизну нечестия, и в самое то время, как они думали, что есть нечто среднее между двумя вероисповеданиями, как между двумя парадоксами, они добровольно ввергли себя в погибель. И возможно ли для согласования двух различных веронаправлений найти такое слово, которое бы их равным образом выражало? Стольже невозможно основать такое верование, которое бы сходилось в двух между собою противоположных основаниях. Если же бы это было не невозможно, тогда бы можно было также согласовать правду с ложью, утверждение с отрицанием; но этого нельзя допустить. Если верование Латинов, что Святый Дух исходит также от Сына, справедливо, то наше верование, что Святый Дух исходит токмо от Отца – ложно; и вот почему именно мы от них отделились; когда же наше верование правильно, то их верование непременно ложно. Какое же может быть согласование между сими двумя исповеданиями, которое можно б было так же легко приспособить, как обувь? И что выйдет из того, если каждый из нас будет делать свои выводы по своим мыслям и верованиям? Возможно ли, чтобы обе стороны, будучи противного между собою мнения, могли называться православными? Я с своей стороны считаю это невозможным. Пусть найдется кто либо, который мог бы спаять это вместе и кто полагал бы это удобоисполнимым? Хотите ли знать, что говорит о таковом согласовании Григорий Богослов? Он сравнивает его с предметом, вертящимся во все стороны, с обувью, приспособляющеюся на все ноги; с умственным колебанием от всякого ветра учения, по хитрому искуству обольщения, в противность истине, ибо, по свидетельству Писания, подобные испытания твердому благочестию всегда бывают.
   Это пишет он о предложенных в то время соглашениях. А о Синоде, в котором оные предлагались, он говорит следующее: Это столп Халанский2 разделивший языки! О если б и теперь он разделил их, ибо это есть соглашение на зло; это есть Синедрион Каиафы, в котором Христос осужден был! И каким другим образом можно назвать этот Синод, который все разрушил и смешал; разорил древний священный догмат о равночестии Троицы; разрушил оплот, и своими умствованиями потряс догмат Единосущности; растворил двери нечестию посредством вымышленных приспособлений. Умудрились они на зло, но добра сотворить не уразумели. Таковые доводы, относительно приспособлений, достаточно показывают, что они столько же нечестивы, как и чужды Православной Церкви.
   Но чтоже мы сделаем, говорят, со стоящими по средине Греко-Латинами, которые, соображаясь с приспособлениями, принимают некоторые обряды и верования Латинов, другие же, хотя и принимают, но не могут с ними согласоваться, и потом иных совершенно не принимают? Их должно тщательно убегать, как убегают от змия, или даже более чем от змия, но как от продавцев Христа, ибо они, по славам божественного Апостола, обращают «благочестие в промышленность» (1 Тим. 6:5). Он же, в отношении к ним, говорит: убегайте таких людей, которые имеют целию не научить, а только уловить. Что есть общего между светом и тьмою? И какое общение может быть между Христом и Велиаром, между правоверным и неверным? Мы, с Дамаскиным и со всеми Святыми Отцами, не говорим, что Святый Дух от Сына; они же, вместе с Латинами, говорят, что Святый Дух от Сына. Мы заключаем вместе с божественным Дионисием, что Отец есть единственный источник пресущественного Божества; они же, с Латинами, что Сын есть также источник Святаго Духа, отделяя Его таким образом от Божества. Мы с Григорием Богословом различаем Сына от Отца причиною; они же смешивают Их, вместе с Латинами, причиною. Мы с блаженным Максимом, с прежними Римлянами и с их западными Отцами, не признаèм причиною Святаго Духа Сына; они же в своем учении говорят, что будто по греческому исповеданию Сын есть причина Святаго Духа, а по Латинскому Он есть начало Святаго Духа. Мы же вместе с Иустином философом и мучеником говорим, что, как Сын от Отца, так и Святый Дух от Отца; они же говорят с Латинами, что Сын непосредственно, а Святый Дух посредственно от Отца; мы, с Дамаскиным и со всеми Святыми Отцами, не знаем различий между рождением и исхождением; они же различают с Фомою и Латинами два рода происхождений – посредственное и непосредственное. Мы говорим, согласно со Святыми Отцами, что воля и проявление несотворенного вечного Существа несотворенны, они же говорят с Фомою и Латинами, что хотя воля слита с Божественным Существом, но что проявление имеет начало, каким бы именем оно ни называлось, Божеством ли, божественным ли и несотворенным светом, Духом ли Святым или иным образом. Таковое зломудрование доводит до признания сотворенного божества, сотворенного божественного света и наконец – сотворенного Святаго Духа! Мы принимаем, что святые угодники не поступают, по их смерти, прямо в уготованное ими себе царство небесное, а нечестивые прямо в ад, но что те и другие ожидают суда, который будет им произнесен при грядущем возстании мертвых; они же, с Латинами – что умершие, тотчас по смерти, получают достойное воздаяние; для тех же, которые умерли в степени раскаяния, они изобрели нечто разнствующее от ада – очистительный огонь, который, тотчас по смерти, очищает души, дабы таковые могли достигнуть степени чистоты праведных и царства. Таково их, в этом отношении, вероучение. Мы отвергаем Иудейский безквасный хлеб, следуя в том постановлению Апостольскому; они же принимают с Латинами, что на опресноке священнодействуется тело Христово. Мы говорим, что прибавление, сделанное ими к символу, неправедное и беззаконное и противно учению Святых Отцев; они же признают его правильным и совершенно основательным. Вот каким образом они стараются согласовать свои мнения с истиною!
   Мы признаем Папу на равне с Патриархами, когда он сохраняет Православие; они же, с величайшим торжеством, считают его «Наместником Христовым, Отцем и Учителем всех Христиан». Если бы покрайней мере они могли быть счасливее такого «Отца», но в остальном быть единодушными – потому что он далек от того, чтоб быть счастливым, имея Анти-Папу, который крайне его тревожит; но они не хотят подражать в этом случае своему «Отцу» и «Наставнику»3.
   Бегите же от них и от всякого с ними общения, о братия! Таковые люди суть лже-апостолы, хитрые делатели, принимающие на себя образ Апостолов Христа. Это не удивительно, ибо сам сатана принимает иногда образ Ангела Света; не удивительно поэтому, когда и слуги его берут на себя образ служащих правде, но кончина их будет по делам их. В другом месте говорит тот же Апостол о них же, что таковые слуги не для Господа нашего Иисуса Христа трудятся, но для своего чрева, и совращают своим сладкоречием сердца невинных; имея печать сию, твердое основание Веры пребывает неподвижным. Он же говорит: «Берегитесь псов, берегитесь злых делателей, берегитесь обрезания» (Флп. 3:2). И также: «Хотя бы и мы, или Ангел с неба стал благовествовать вам не то, что мы вам благовествовали, да будет анафема» (Гал. 1:8). Итак, блюдитесь прозорливо, чтобы кто либо, даже если б это был Ангел с неба, не обольстил вас чрез преимущество Папы. Если б и любимый ученик пришел к вам, благовествуя иное, то не принимайте его в свой дом и не приветствуйте его, ибо тот, кто будет приветствовать такового, приобщится его злым действиям.
   Храните же, соблюдая твердо, все заповеданное вам Святыми Апостолами, как писанное, так и неписанное, да не подвигнет вас с вашего основания нечестивое обольщение! Бог всемогущий да приведет заблуждшихся к признанию их заблуждения, да избавит нас от них, как от плевел, и да соберет нас, как чистое и благое семя, в свою житницу, во Христе Иисусе Господе нашем, Емуже подобает всякая честь, слава и поклонение, со безначальным Его Отцем и со Пресвятым и благим и животворящим Его Духом, ныне и присно и во веки веков, аминь!

11:00 

Почему у «ПРАВИЛЬНЫХ» родителей вырастают «НЕПРАВИЛЬНЫЕ» дети.

Как правильно воспитывать детей – знает каждый православный. Недаром на эту тему исписаны километры бумаги и прочитаны часы лекций. Говорят и пишут об этом священники и психологи, многодетные мамы и благочестивые отцы семейств, и даже монахи с бездетными мирянами. И вот что удивительно – все пишут, как надо воспитывать, но мало кто о том, что ребёнка нужно любить.

Именно так – воспитывать любя, а не любить воспитывая.

Эта очевидная истина в православных семьях забывается, увы, часто. Кто-то когда-то придумал фразу «человеческая любовь стремится дать приятное, а христианская – полезное». Не буду сейчас спорить с этим тезисом, хотя он явно однобок, скажу лишь, что нашим прихожанам такое говорить нельзя. Ведь на десять человек обязательно найдётся один, кто будет пытаться применить эту формулу в жизни.

Знания о том, что полезно, а что нет, среднестатистический православный черпает из духовной литературы. По преимуществу – монашеской. И нередко бывает так, что благонамеренный муж и отец превращает свою семью в эдакий монастырь в миру.

Разве это плохо? – спросите вы. Нет, – отвечу я, – не плохо. Это ужасно. Во-первых, потому, что аскетические книги писались в атмосфере, никак не похожей на семейную, и их авторы, несмотря на святость, подвиги и огромный духовный опыт, в вопросе воспитания детей не разбирались совершенно. Во-вторых, нет никакой гарантии, что и монашеские наставления не будут понятны превратно. Находятся ведь некоторые, кто, например, в словах апостола Павла «жена да убоится своего мужа» видят призыв чуть ли не к семейной тирании. Так и здесь, неправильно понятые наставления отцов-монахов, переложенные на современную мирскую жизнь, могут принести очень неожиданные плоды.

Не знаю, как кого, а меня совсем не умиляют девчушки-дошкольницы в юбках до пят, я не испытываю радости, когда восьмилетний пацан исповедуется пятнадцать минут по бумажке, употребляя явно взрослые слова и выражения, я не понимаю тех родителей, чьи дети в 5, 7, 11 лет серьёзны как старики и послушны как новобранцы.

Потому что через десять-двенадцать лет этих девочек нельзя будет увидеть в храме даже на праздники, мальчишки лет в пятнадцать станут исповедоваться по полторы минуты раз в два месяца, не забывая упомянуть о постоянных конфликтах с родителями и о курении в школьном туалете, а серьёзные и послушные дети, ещё не достигнув совершеннолетия, начнут проводить всё время в соцсетях, делая перепосты скабрёзных анекдотов и публикуя пошлые картинки.

«Правильные» же родители наперебой начнут каяться в «неправильном» воспитании детей и изводить священников вопросами о том, как же остепенить непутёвое чадо. Скажу сразу: я не знаю, как отвечать на такие вопросы.

Но я хорошо знаю другое – детей нужно любить. Нужно помнить, что детство – очень короткий и очень важный период в жизни человека. И оно должно быть детством. С любовью и лаской, с восторгами и похвалами, с играми, игрушками, проказами и шалостями. Нельзя дать ребёнку полезное, не желая делать приятное. Если чаду нужен новый свитер, его нельзя дарить на день рождения вместо долгожданной игрушки. Да, игрушка нужна лишь для забавы, а свитер – вещь полезная. Но для «полезностей» у ребёнка будут десятилетия взрослой жизни, а детство как раз для забав.

Нельзя отчитывать маленького непоседу за шумное поведение в храме – он на то и ребёнок, чтобы вертеться, бегать и во все дыры нос совать. Достаточно прийти с ним в церковь ближе к моменту причащения, чтобы он не успел заскучать и не искал, чем бы отвлечься.

Нельзя заставлять сорванца каяться на исповеди в нежелании делать уроки, нелюбви к школе и плохой успеваемости. Школа, конечно, важна и нужна, но неправильно ругать за небрежное отношение к учёбе как за личную обиду и уж, тем более, относить это к разряду грехов. В конце концов, самые серьёзные взрослые «полюбили» школу через несколько лет после её окончания, а в возрасте своих детей сами ходили на уроки скрепя сердце.

А как же строгость? – спросите вы, – строгость в благочестивом воспитании необходима! Вот ещё вздор… Да если хотите, никакой строгости и не существует вовсе. Существует неумение любить, которое и называют строгостью, серьёзностью, скупостью на ласку, похвалу и т.п., и существуют дети, воспитанные «в строгости», а, проще говоря, недолюбленные. Воспитываясь без любви, они очень быстро разучиваются любить. Одни замыкаются в себе, у других возникают комплексы, третьи озлобляются. У кого-то копится подсознательная обида на родителей, которая, рано или поздно, вымещается на близких – супругах, детях, тех, кто беззащитен в силу собственной любви.

Посмотрите вокруг – дворовая шпана, люди с уголовным прошлым, рвачи, циники, просто жестокие и низкие люди – многие из них просто в детстве недополучили любви, не видели примера в своих семьях, а потому и сами не научились любить. Повторяю: мне сложно сказать, каким образом можно помочь таким людям. Проще говорить о том, что делать для того, чтобы таких людей стало меньше. Нужно просто учиться любить. Нужно возрастать в любви. Человеческая любовь несовершенна, а потому её нужно уметь очистить от эгоизма, самости, собственничества, стремления обладать.

Если у кого-то возник вопрос, как же при таком подходе воспитать в детях церковность, разумное послушание и отвращение от греха, то, уверяю вас, мне есть что ответить.

Итак, снова повторюсь, ребёнка нужно любить. И вести себя с ним так, чтобы родительская любовь была для него очевидна. Меньше ругать, больше объяснять. Не наказывать под настроение или в гневе. Не нарушать данных обещаний и не врать «ради пользы». Не стремиться развить в маленьком человечке те или иные качества в ущерб естественной доброте, искренности и честности, которыми любой ребёнок обладает сполна. Искренняя и разумная родительская любовь всегда найдёт отклик в детском сердце, и тогда, взрослея, ваш ребёнок будет стараться сделать всё, чтобы не погрешить против этой любви.

прот. Владимир Пучков

10:57 

БЕСЫ В ВАШЕМ ДОМЕ

Одна из самых популярных треб нашего времени — это освящение квартир. Мотивы для этого самые разные: для воцерковленных людей это норма бытия, для околоцерковных — что-то на уровне хорошей традиции. Первым с радостью освящаешь, со вторыми беседуешь, объясняешь смысл освящения и после этого совершаешь чин.

Вот идешь по квартире со святой водой, а со стены на тебя смотрит улыбающийся домовенок на фоне подковки. Ну, или смеющийся бог Хотей поглаживает животик на полочке, принося «счастье и процветание» своим владельцам. И, конечно же, набор восточной оккультной тематики — инь-янь и многое другое. Кстати, в Татарстане очень распространено суеверие о том, что чертополох над дверью не дает нечистой силе проникнуть в дом и навести порчу.

Конечно, в большинстве случаев встречаешь всю эту символику у людей невоцерковленных, но бывает, что и прихожане по незнанию держат в своем доме символы, неподобающие для православного христианина.

Но самое обидное, что люди считают, будто освящение дома это еще одно магическое действие из разряда оберегов. Предлагаешь людям снять чертополох со входной двери или выкинуть подкову – тут же спрашивают «а какую икону от сглаза повесить»? Или почему домовой – это плохо?

"Милые" бесы

Таким людям стараюсь объяснить, что домовой – это не милый старичок с бородой, а настоящий демон, бес, черт. Не стесняюсь в описаниях его демонической сущности – ведь слишком приятный и милый на вид он висит на стенке и желает всем удачи и процветания. Объясняю людям, что домовые, и прочие домашние идолы – это не милые существа, а «суть бесы», чем зачастую повергаю их в культурный шок. «Ну он же хороший», — пытаются возразить. Ну, как бес может быть хорошим? Приятным на вид может быть только его изображение, но никак не его сущность.

На всякий случай

Именно для этого многие люди держат у себя в домах изображения различных языческих божеств, африканских масок и прочей нечисти. Дескать, они же помогают, пусть стоят у нас дома и помогают нам. Для православного человека очевидно какая «помощь» может быть оказана от инфернальных существ. Будучи по своей природе злом, они могут нести в мир только разрушение.

Если вы держите у себя дома статуэтку божества, приносящего Вам мир и процветание, то учтите, что Вы тем самым верите в него и поклоняетесь ему. А к чему это приводит – читайте Библию, там все написано.

Освяти себя

Буквально случай последних дней. В храм пришла женщина с просьбой освятить квартиру. Я ее спрашиваю, освящали ли квартиру раньше. Оказывается, что да. И на мой недоуменный вопрос зачем делать это второй раз — следует потрясающий ответ: «экстрасенс посоветовал освятить квартиру. И, вообще, надо ее почистить, там много плохой энергетики».

Что делать с такими вопиющими проявлениями суеверия? Объяснять людям, говорить с ними. Обычно после хорошей беседы снимают всю эту символику и обещают больше не возвращаться к почитанию образов демонов.

А самое главное пожелание, которое я даю практически всем после освящения квартиры – это «освяти себя». Начните осмысленно ходить в храм, исповедоваться, причащаться, жить полноценной духовной жизнью. И тогда никакая порча и сглаз не будут к вам приставать. Проверено.

священник Александр ЕРМОЛИН

15:45 

Потому и не вверено священство ни Ангелу, ни Архангелу — так как они безгрешны, — дабы по строгости они внезапно не поражали молниею грешников из народа; но человеку, рожденному от человека, вверено это седалище, и он сам подвержен похоти и греху, чтобы, встретив какого-нибудь грешника, он вследствие собственных прегрешений был более человеколюбивым к этому грешнику (свт. Иоанн Златоуст, 45, 775)

15:17 

Не давайте диаволу, то есть искусителю, такого случая или возможности, используя которые, он смог бы приблизиться к вам и погубить вашу душу. Наш лютый духовный враг – диавол – соблазняет и искушает нас ровно в той степени, в какой мы сами предоставляем повод для этого. Причиной и поводом же всегда являются наши злые наклонности, порочные страсти и небрежность. Некоторые люди, по глупости или из-за фарисейства, все свои грехи приписывают диаволу: «Диавол искусил, враг соблазнил…» Но вспомним слова апостола Павла: «И не давайте места диаволу» (Еф. 4: 27), из которых явствует, что мы сами предоставляем диаволу возможность нас соблазнить. Помни, диавол постоянно наблюдает и испытывает тебя: чем ты плох, какие слабые места, плохие черты характера и наклонности живут в тебе? Если обнаружит, что являешься алчным и корыстным, то именно этим ввергнет тебя во множество грехов; если заметит твою горячность и вспыльчивость, то использует их для твоей погибели. Но чаще всего человек тогда предоставляет диаволу место в своем сердце, когда ленится, бездельничает и праздно проводит свои дни.

Святитель Гавриил (Кикодзе)

15:14 

Не ищи в молитве наслаждений: они отнюдь не свойственны грешнику. Желание грешника ощутить наслаждение есть уже самообольщение. Ищи, чтоб ожило твое мертвое, окаменевшее сердце, чтоб оно раскрылось для ощущения греховности своей, своего падения, своего ничтожества, чтоб оно увидело их, созналось в них с самоотвержением. Тогда явится в тебе истинный плод молитвы: истинное покаяние. Ты восстенаешь пред Богом и будешь вопиять к Нему молитвой из бедственного состояния души, тебе внезапно открывшегося; будешь вопиять, как из темницы, как из гроба, как из ада.

Святитель Игнатий Брянчанинов.

15:13 

Для здоровых юношей воздержание – самая крепкая узда против страстей, необходимая для того, чтобы господствовал дух и царил мир. Тогда в чистоте сердца они могут уже чисто смотреть на людей, как Ангелы смотрят на Ангелов. Те же, кто не воздерживаются и живут необузданно, даже на Ангелов смотрят плотски, как жители Содома, удалившиеся от Бога.

Естественным следствием этого является то, что любящие свою хорошо откормленную плоть и удобства жизни любят людей плотски и их духовно разрушает собственная плоть.

Прп. Паисий Святогорец

14:11 

Надейся на Господа всем сердцем твоим, и не полагайся на разум твой. Во всех путях твоих познавай Его, и Он направит стези твои.
(Притч.3, 5-7)

14:11 

Хотеть спастися лежа на боку, желать, чтобы спасение пришло само собою, как-нибудь. Если и вы больны таким недугом, то излечитесь от него, восприяв ревность к содеванию спасения...Чтобы раздражить ревность, разъясните себе крайность положения, в каком находитесь. Каждую секунду может схватить смерть, затем суд и решение прииди или отыди! Если это может случиться сию секунду, то нечего дремать, надо встать и приступить к делу...
Святитель Феофан Затворник

14:10 

Водить ребенка в храм должен папа. Объяснять заповеди и правила жизни должен папа. В нашем одичавшем мире об этом даже и говорить теперь трудно. Повсеместно дезертировавшие с духовной войны мужчины все отдали в женские слабые руки. И вот женщины поют, преподают, лечат, учат, наставляют… Но КПД их священных трудов всегда будет меньше того, что должен быть. Потому что способность углубляться в тайны веры и затем делиться приобретенным опытом в первую очередь уделена от Бога мужчине. Да и для того, чтобы на ослике уходить от Иродова меча, Матери с Ребенком нужен мужчина рядом. Одна женщина в этом мире слишком беззащитна.
Со священным ужасом представьте эту картину. Взрослый, даже старый уже человек, перед развернутым свитком говорит ребенку: «Смотри, сынок, это слово означает вот это. Понял?» Ребенок утвердительно кивает головой. Он то всматривается в буквы, то поднимает доверчивый взгляд на отца. «Повторяй за мной по слогам: бла-же-ни вси бо-я-щи-е-ся Гос-по-да». Ребенок старательно лепечет святые слова. Рядом с отцом хорошо. Надежно и спокойно. Идет домашний урок. Ученик – Сын Божий в годы Своего раннего детства. «Ну, что, устал? Довольно на сегодня. Пойдем попробуем приладить ручку к ведру. Мать вчера просила». Как-то так было у маленького Христа. Как-то так должно быть и в каждом семействе.

прот. Андрей Ткачев

14:09 

Кто хочет чисто молиться, тот не должен знать никаких газетных новостей, не должен читать плохих книг или любопытно знать что-либо из жизни других. Все это приносит в ум много нечистых мыслей, и когда человек хочет в них разобраться, то они все больше и больше запутывают и томят душу.
Преподобный Силуан Афонский.

14:13 

ПАДЕНИЕ ВАВИЛОНСКОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
Беседы на книгу Бытия, 11: 1–32

Андрей Солодков
О том, что прежде всего должен преобразовывать человек – окружающий мир или себя самого, за что Господь наказал вавилонян, о кровавых звездных богах Вавилона и их «влиянии» на современную жизнь, о единстве богопротивном и единстве в Боге рассказывает историк и сектовед Андрей Иванович Солодков, с которым мы продолжаем читать Книгу Бытия.

Человек, измени себя!www.pravoslavie.ru/101186.html

13:39 

Сырная седмица есть преддверие и начало поста, а поэтому истинным чадам Церкви следует поступать в эту седмицу во всем гораздо воздержаннее, чем в предыдущие дни, хотя и всегда воздержание потребно. Слушают ли, однако, христиане сладостных словес любвеобильной Матери своей Церкви? Она завещает в эти дни более благоговеть, а они более бесчинствуют. Она заповедует воздерживаться, а они более предаются невоздержанию. Она повелевает освящать тело и душу, а они более оскверняют их. Она велит сетовать о содеянных грехах, а они более прибавляют беззаконие. Она внушает умилостивлять Бога, а они более прогневляют Всевышнего. Она назначает пост, а они более объедаются и упиваются. Она предлагает покаяние, а они более свирепствуют. Я еще раз скажу, что кто проводит масленицу в бесчинствах, тот становится явным ослушником Церкви и показывает себя недостойным самого имени христианина.
Святитель Тихон Задонский

13:37 

ЧТО НЕ ПОМОЖЕТ НА СТРАШНОМ СУДЕ

Не знаю как вы, а я очень боюсь Страшного Суда. Я и обычного-то боюсь, а уж Страшного и подавно.

Мы не так много знаем о том, как он будет проходить. Есть притча о Страшном суде в Евангелии от Матфея, есть ещё несколько указаний в Писании, что “верующий на Суд не приходит, а неверующий уже осужден”, есть несколько глав в книге пророка Даниила и в Откровении, поражающих размахом событий, но не раскрывающих деталей судопроизводства. Это явно сделано намеренно – дабы люди не плодили казуистику, не пытались, как в египетской “Книге мёртвых”, придумать хитрые ответы и двусмысленные оправдания, чтобы отношения с Богом не свалились ни в магию, ни в юриспруденцию.

И это меня пугает. Потому что все известные мне способы защититься от обвинений там не сработают. Судя по тому, что мы знаем, на Страшном Суде не помогут:

– попытки свалить вину на обстоятельства, за которые отвечает не сам человек, а Тот, Кто Судит. Такой прецедент в Писании уже описан. Именно так поступил Адам после грехопадения – стал рассказывать Богу, что это не он, это всё жена, которую дал Бог, а значит, Бог – Сам виноват в печальном результате. Чем это закончилось – известно. Вероятно, у остальных тоже не прокатит.

– попытка “потеряться в толпе”, то бишь сослаться на общемировую или всесоюзную практику. Дескать, все так делают. Иногда мне кажется, что обсуждать такого рода отмазки пригласят кого-то из трёх праведников, имеющих опыт жизни в тотально враждебном окружении – Ноя, Лота и пророка Илию. Эти три суровых мужа очень хорошо знают, что такое “поступать не как все“. И объяснить сумеют.

– ссылки на особый исторический момент, который почему-то сделал несущественным исполнение заповеди. Но если ты ненавидел ближнего – значит, ты ненавидел ближнего. Даже если он, скотина такая, посмел оказаться от тебя на другой стороне баррикады, когда решались судьбы Родины. Синедрион именно благом Отечества оправдывал необходимость казни Спасителя.

– ссылки на исторические прецеденты. Дескать, отцы грешили и нам разрешили. Но история Анании и Сапфиры, которые были наказаны за свой грех, хотя и не были ни самыми большими, ни, тем более, последними, кто пытался запустить руку в церковную кассу, довольно убедительно показывает, что грех остаётся грехом, даже если Господь до поры милует.

– оправдания, что просто виноват кто-то другой. Помимо того, что этим уже занимался Адам, это еще и нарушение заповеди о неосуждении. Сказано же, что каким судом судитесь – таким и будете осуждены. Вешаешь свои грехи на других – хорошо, тоже будешь отвечать за чужие.

– ссылки на высокие результаты, которые были достигнуты в других областях. Как писал когда-то один журналист – коррупционеры построили ЛЭП первой категории надёжности, а их оппоненты не сделали и этого, и потому воровство вполне извинительно. Но об этом Писание также говорит более чем определенно – “что высоко у людей, мерзость перед Богом” и “что пользы человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит”. Не поможет.

– ссылки на то, что ты действовал в рамках действующего законодательства, и все правильные бумаги были подписаны уполномоченными лицами в нужных местах. Иуда не нарушал никаких законов, Нерон и Диоклетиан действовали в пределах своих полномочий, и даже расстрелы новомучеников до запятой соответствовали инструкциям ОГПУ. Гражданские законы нужны, они обеспечивают порядок и хотя бы подобие справедливости. Но в Царство Небесное приводят не они.

– ссылки на запутанность и противоречивость принципов суда, их неясность и двусмысленность. Хотел, дескать, как лучше, да ума не хватило. Тоже не сработает. Потому что Господь сказал, что Он с нами во все дни до скончания века. А значит, на любую попытку сказать – “Я не знал, как поступить” последует резонный ответ “Я был рядом, что ж ты не спросил?”. И не знаю как вы, а я по себе уже выучил, что “не знаю как поступить” на деле почти всегда означает “я не хочу поступать по заповеди”.

– какие-то варианты оправдания тем, что принадлежал к правильной группе людей, которая знала правильные слова, как бы она ни называлась – Церковь, народ, нация, традиция или партия. Ведь и об этом сказано – что в день Суда некоторые начнут вспоминать, что они именем Его бесов изгоняли и пророчествовали, но ждет их суровая отповедь и вечный ад. Или совсем в лоб сказано, что Бог может из булыжников наделать Аврааму новых детей, если существующие окажутся недостойны.

И много еще можно придумать такого рода соображений, которые не помогут на Страшном Суде. Этим он и Страшный.

Но это Суд также и Милостивый. Самый милостивый. Собственно, там кроме Милости и не будет ничего.

Самым трудным будет на Суде принять Милость. Милость нельзя заслужить хорошим поведением. Она зависит не от помилованного, а от Милующего. Надо только прекратить доказывать, словами и делом, что ты «имеешь право». Чтобы быть оправданным, надо перестать искать себе оправданий. Надо не оправдаться, а покаяться.

Потому что все эти слова и причины – это попытки просто отбояриться, чтобы не унизили милосердием, чтобы не помиловали. Ведь помиловать можно только того, кто виновен. А если ты в Царство Небесное войти планируешь, как право имеющий – не будет никакой Милости, потому что ты её просто не хочешь. Не нужна тебе Милость – не будет Милости.

Свободен, иди во тьму внешнюю.

Расслабься, наконец, человек, хватит выдумывать, почему бы тебе ещё не погрешить немного. Это уже Страшный и Милостивый Суд. Вспомни притчу, и повторяй – “Отец, согрешил я пред Тобою, и уже недостоин называться сыном Твоим, но прими меня. Я согрешил и оправданий у меня нет, и нет надежды, кроме Любви Твоей”.

Владимир Берхин
Источник Правмир.ру

13:34 

На Страшном суде в свете Истины проявится всё, чего мы не замечали или не хотели замечать в себе. Как сказал мне однажды на исповеди некий товарищ мой:
- Я вдруг понял: будет Страшный суд и на нём мне покажут человека, которого я никогда раньше не знал. Это буду я...

Игумен Нектарий (Морозов)

13:00 

ЧАСТНОЕ МНЕНИЕ

Знаете, до меня с годами вдруг дошла одна простая истина. Церковь Христова никогда не будет Церковью большинтсва, никогда не будет популярна. Она всегда будет гонима и порицаема. И нынешние попытки оширботребить Ее все равно безуспешны.

Это в юности все пытаешься изменить мир к лучшему, порой не включая мозги. Только наскипидаренная душа рвется к приключениям. А в это время как раз-таки надо слушать, изучать и познавать.

Один хороший священник заметил, что даже перевод богослужения на русский язы к ничего не даст, потому что и по-русски все равно люди не будут разбираться. А бабки тем более.

Мне сложно судить об уровне образования сиеднестатистического прихожанина Российской Православной Церкви до революции, однако же можно с уверенностью сказать, что уровень образования священнослужителе и тем паче архиереев был значительно выше нынешних. И уровень культуры был выше.

Знать и понимать богослужение, ценить усилия хора и красоту храмовых интерьеров - это удел людей образованных. Ну или по коайней мере послушных, каковыми были простые крестьяне.

Сейчас же мы видим буйство либерастического мракобесия, попытки все и вся перекроить, переиначить, растоптать. И все это под благовидными предлогами: сделать Церковь удобной, легкой для переваривания, популярной. Но только поверностные изменения ни к чему не приведут. Христа невозможно сделать удобным. Его нельзя вырвать из евангельского контекста, из иудейской и римской истории, из эллинической философии, а из традиции Церкви нельзя одним махом выкинуть 10-15 веков и возрождать некую мифическую Древнюю Русь, от которой даже богослужебных памятников не осталось. К слову, на Руси еще до Синодального периода не было ни византийского пения, ни частого причащения, а уже с XVI века на Руси пришла итальянская архитектура.

Знаете, нынешние тенденции прогнуть "затхлую традицию" под потребности нашего времени и наших сограждан, нахватавшихся обрывочных сведений из интернета, мне напоминают телевизионный контент: раньше по ящику показывали научные передачи, концерты классической музыки, балеты и телеспектакли, а сейчас кустарные сериалы и ток-шоу с руганью. Зато каждый, понимаешь, может высказаться. Демократия, гласность. Вместо того, чтобы насаждать культуру и подтягивать народ до хоть какого-нибудь достойного уровня, органы вещания опускаются до быдло-масс. Извините, но иначе я это охарактеризовать не могу.

И есть опасения, что Церковь сейчас находится под угрозой такой же революции-примитивизации. Не книжки об истории, канонах и богослужении выпускаются, а находятся суррогаты, которые, как на первый взгляд кажется, народу переварить легче. Конечно, оперу слушать трудно, не то, что попсу или рок. Оперу сначала изучить надо, либретто прочесть, вслушиваться, напрягаться. То ли дело три притопа-два прихлопа.

Я не против византийских мотивов и знаменного распева, не против миисионерства и не против частого причащения, Боже упаси, но я против того, чтобы безусые студентики и батюшки-заочники критиковали соблюдение Устава, классическое церковное пение и барочную архитектуру. Особенно сейчас, в год 100-летия ужасных и трагических событий революции, почти до основания разрушившей церковную жизнь в России.

__________________
Ваша во Христе,
Церковная Крыса
20.02.2017

18:43 

ТОЧКА ЗРЕНИЯ БОГА

Все мы имеем какой-то опыт такого общения. Мы как-то его соотносим с опытом святых и, наконец, приходим к некой личной убежденности: «Бог поступает так-то. Я это знаю». И когда случаются какие-то события, почти каждый имеет мнение, как поступил бы Бог. А другой человек все понимает наоборот, но убежден, что он-то точно знает, чего хочет Бог.

Возьмем скандальный пример выступления скандальных дам на амвоне церкви с матерными частушками. Что мы имели в итоге? «“Пусь” надо пожалеть». «“Пусь” надо посадить». «На них не надо обращать внимания». Все знают, как поступил бы Господь. А все мнения разные. Но так не бывает.

Подобные разногласия существуют и по другим предметам. Одни говорят, что Церковь должна иметь капитал. Другие утверждают, что она должна быть нищей. Одни говорят, что клир должен служить прихожанам, как нанятый раб. Другие настаивают, что яйца курицу не учат и священник все-таки пастырь, а не пасомый. Одни говорят, что Бог абсолютно благ, и что бы человек ни натворил, он все равно будет помилован. Другие приводят слова Христа о Страшном Суде и скрежете зубовном и говорят, что имеет место состояние богооставленности.

Отчего так? Оттого, что почти никто не удосуживается узнать, а что же Бог говорит Сам о Себе. Притча о блудном сыне – очень яркий пример того, как Бог относится к грешному человеку. Эта история – словно наглядное пособие на плакате для учеников профессионального духовного училища: как на самом деле поступает Бог.

Итак, мы имеем грешника и Бога. Грешник решает уйти от Отца Небесного.

Пункт первый. Бог отпускает блудного сына с капиталом. Все как у нас. Бывает, что человек уходит от Бога и Церкви. Обычно Бог никого не держит. Воля человека Богу дорога более всего.

Второе. Бог отпускает уходящего сына с наследством. Это наследство духовное и заключено в памяти и благодати. Господь не стирает в памяти человека опыт пребывания в благодати, памяти о Рае, и не лишает его сердца возможности любить и быть любимым. Эти предметы не есть естественное свойство человеческой природы. Они – дар Божий, который нам позволено унести с собой.

Третье. Бог молчит. Видит и молчит. Блудный сын впадает в разврат, он питается вместе с животными и доходит до скотского бесоподобного состояния. Если перенести это на наше существование, то таким оскотиниванием может быть блуд, пьянство, крайнее озлобление, бешеная жадность, убийство и тому подобное.

Бог продолжает молчать, не вмешивается, но все видит.

Оказывается, Бог не всегда помогает нам. Он всегда нас ждет, но не бегает за нами. Отец из притчи не бегает за сыночком по барам, наркопритонам, милициям и больницам. Уходишь? Уходи. Не любишь? Не люби. Насильно мил не будешь. Насильно никого не спасешь. Молиться о грешнике можно. Но спасти того, кто не хочет спастись, не берется даже Бог.

И наконец, внезапно мы видим, как поведение Бога кардинально меняется. Стоило человеку хоть немного захотеть поднять голову от свиного корыта, как в голове блудного сына сработал тот капитал, который ему позволил унести Бог – память о Боге и Его благости. Это самовоспроизводящееся сокровище оказывается самым дорогим из того, что есть на свете, потому что оно может оживить человека так, как не оживят никакие капиталы. Оно может включиться и регенерировать наше счастье дороже всего самого дорогого.

Возрождение грешной души может происходить по трем сценариям: опыт жизни, работа ума и умиление сердца.

В случае с блудным сыном сработал жизненный опыт и ум. Эти два фактора включились без сердца и без его любви. Поэтому ум в силу своей практической природы предложил человеку принять на себя звание наемника. От ума другого и ждать нельзя. Христианин, в сердце которого нет любви, но есть труды во славу Божию – всегда есть наемник, и как наемник он обо всем судит не по любви, а по закону.

Итак, человек решает вернуться в область, где правит Бог, вернуться к источнику благ, и решает эти блага заслужить трудом.

Внимание: не просто высказывает намерения, а решает ТРУДИТЬСЯ на пажитях Бога и на благо Бога. Вот почему в то время, когда блудный сын поднял голову от корыта, Бог еще молчал. Намерения – это хорошо, но требуется потрудиться, хотя бы ногами, на пути в Царство Божие. Наши благие пожелания еще не повод Богу вмешаться в нашу жизнь.

И тут происходит невообразимое. Бог не просто принимает блудного сына. Он БЕЖИТ ему навстречу. Отец Небесный бежит! К нам. И дает на руку перстень – знак власти. И велит устроить пир – знак полноты блага, и вводит туда, где Сам живет.

Мы видим, как Бог неравномерно и эксцентрично распределяет Свои усилия на благо блудного сына. Мы видим определенные условия получения внешней помощи Бога. Мы видим, как выглядит эта помощь на простом примере.

А теперь мы возвращаемся к себе и своим представлениям о Боге. Я был уверен, что Бог со мной в любом безобразии?

Нет!

Бог молча позволяет мне падать в ад, если я этого хочу сам, если я настаиваю на этом. Блудник, пьяница, убийца, обидчик слабых, гордый нищий в своих грехах остаются наедине с бесами и своей мерзостью. Принимая смертный грех, мы становимся абсолютно беззащитными, о чем пишет апостол Павел: блудники и пьяницы не наследуют Царства Божиего.

Оказывается, что состояние богооставленности есть и оно происходит исключительно по нашей воле. Никто его изменить не может, кроме нас самих. И богооставленность ведет нас к деградации и смерти. Более того, богооставленность означает наше погружение в ад к бесам уже при жизни. Это ад наяву, прежде Страшного Суда.


Это реально страшно – жить во грехе. Нас в нем может спасти только наша память о Боге, остатки благодати в сердце, то самое сокровище духа, которое мы уносим с собой как Божие наследство, или сама жизнь, тыкающая человека лицом в свинское корыто. Решение о возврате принимаем только мы сами и никто другой. Но пока нам сладок грех, Бог лишь наблюдает за нами и молчит.

Можно было бы ходить к «Пусям» в тюрьму и кормить их блинами, но если им не нужен Бог и если они уверены, что, матеря святых и Церковь, они поступили хорошо, то никакой пользы от этого не будет. Стоит ли быть более христианином, чем Христос?

Мы все смешиваем в кучу и думаем, что закон, применимый к святым и праведникам – тот же, что и к людям, враждующим на Церковь и Бога. Отсюда все эти недоумения, возникшие вокруг Церкви в последнее время – мы не понимаем иерархии Божиего мира и не понимаем логики Бога по отношению к нам.

Надо ли навязывать свою любовь людям, считающим себя врагами Христа и Церкви, или просто перестать реагировать на них, как перестал реагировать отец на выходки блудного сына? Надо ли непременно спасать тех, кто не желает спастись? И кто такие эти люди, которые считают себя врагами Бога?

Мы все запутались. Поэтому нелишне обратиться к святым отцам и узнать, что люди не равны по своему положению относительно Бога и ко всем отношение Бога разное. Бог неодинаково относится к разным людям. Это только мы всех стрижем под одну гребенку. Иоанн Лествичник описывает разные виды состояния человека и учит нас их различать, с тем чтобы мы соразмеряли свое отношение к людям и учитывали волю Бога о них.

Нечестивый есть разумное и смертное создание, произвольно удаляющееся от жизни оной (Бога), и о Творце своем присносущем помышляющее как о несуществующем.

Законопреступник есть тот, кто закон Божий содержит по своему злоумию и думает веру в Бога совместить с мыслию противною.

Христианин есть тот, кто, сколько возможно человеку, подражает Христу словами, делами и помышлениями, право и непорочно веруя во Святую Троицу.

Боголюбец есть тот, кто пользуется всем естественным и безгрешным и, по силе своей, старается делать добро.

Мы часто беремся судить обо всем, учить священство, патриархов и Церковь, берем на себя миссию миротворцев между Церковью и обществом, но упускаем из виду то, что никто из нас не без греха. Поэтому, прежде чем высказываться от имени Бога, мы должны тщательно сверить свои слова со словами Бога и Его друзей – святых. Нечестивый и неправедный человек не может право судить о Боге и не в состоянии понимать слова Бога. Поэтому тем более нужно не выдумывать про Бога небылиц, а лучше стараться понять то, что Господь Бог говорит ясно и просто, вместо того чтобы учить Бога и приказывать Ему то простить, то наказать, то промолчать.

Вообще, к Богу надо быть внимательней. Надо более вдумчиво читать слова Самого Бога. Надо вдумчиво следить за тем, как вел Себя Христос. На кого Он обратил внимание, с кем говорил, кого исцелил, кому подал чашу с вином, рыбу, мед и хлеб, а кого не заметил вовсе. Например, Он не заметил тысяч жителей Иерихона, а заметил лишь только одного изгоя – Закхея мытаря. А чем мы лучше этих жителей, на которых Иисус даже не взглянул?

Так, внимательно разбирая мотивацию и условия Божиего внимания к человеку, мы можем, став на точку зрения Бога, правильно увидеть себя и свое место в мире. Кто я? Не в пространстве околоправославных журналов, где порой нагнетается истерика и культивируется безграничное расширение прав захожан в Церкви, а в реальной Вселенной Бога.

Однажды Бог спросил Амворсия Медиоланского: «Что ты хочешь знать?» И услышал ответ: «Бога и свою душу».

Бога надо хотеть знать. Надо хотеть и уметь выйти из собственного монолога длиною в жизнь и постараться услышать Бога. Для остановки собственного монолога служит попытка Церкви дать нам услышать прямую речь Отца Небесного. Церковь подобрала слова Бога в некой продуманной последовательности. И перед Великим постом эта последовательность такова.

Первая неделя для тех, кто любит Бога и далек от границы Рая и ада. Это мытарь Закхей.

Вторая – для тех, кто оправдан более или менее, и скорее находится в Раю, чем в аду.

Третья – о блудном сыне, для тех, кто существует скорее в аду, чем в Раю.

И последняя, четвертая, для тех, кто летит головой вниз в ад – неделя о Страшном Суде.

Евангелия, читаемые в храме перед Великим постом, строги и грозны. В них мало восторга, но много предупреждений. В них суровая правда о реальном положении дел. Эти Евангельские чтения не о придуманных нами духовных законах, а о реальной жизни. Они не о придуманном нами Боге, а о Его настоящем образе и Его настоящем отношении к нам. В предпостных Евангелиях нарисована грозная великая и торжественная картина мира, разделенного на Рай и ад. В них вежливое и спокойное предложение Отца Небесного нам стать туда, куда мы захотим, с учетом последствий.

Но главное, что за всеми этими грозными картинами перед нами предстает внимательный, следящий и переживающий о нас образ Отца Небесного. Он ждет нас всегда. Он не всегда держит нас за руку, которую мы вырываем из Его ладони, но у Него всегда имеется про запас для нас и кольцо всевластья, и телец упитанный, и хлеб, и вино, и самое главное – Его отчие объятия.

Наша цена всему тому, что припасено для нас у Бога – наш мусор, наши узы греха, которые доставляют нам страдания, сковывают нас и не позволяют нам оторваться от земли и подняться к Богу. Нам нужно их выбросить из своего сердца, и за это мы получим право быть с Богом.

Для освобождения от липких пут земли нам предлагается пост.

Вода проходит фильтр и становится чистой. Металл выплавляется из руды. Так и наша душа, проходя через благотворительность, пост и молитву, меняется и становится другой. Так в организме действует температура. При ее подъеме вредные вирусы и бактерии умирают, а полезные остаются. Пост – это вакцина, имитирующая болезнь, лихорадку и стимулирующая выработку иммунитета ко злу в нас самих.

Схема действия вакцинации состоит в искусственном погружении души в ад, где должны быть выморожены вирусы греха, и последующем выздоровлении души. По сути дела, это есть повторение пути блудного сына. Пост так и устроен. Начинается печально и грозно, но по мере развития поста его песнопения и тексты становятся все более и более жизнеутверждающими и радостными, достигая максимума в день светлого Христова Воскресения.

Изменение себя, другое качество нашей души, желание жить с Богом, намерение трудиться Богу, желание своей душе любви, а сердцу чистоты – есть смысл поста. Сценарий поста выстроен по схеме притчи о блудном сыне. Максимальное удаление от Бога, поворот и возвращение к Отцу Небесному, через смерть греха в нас – к пиру в Раю.

Как позванные Богом и Царем усердно устремимся в путь, дабы нам, маловременным на земле, в день смерти не явиться бесплодными и не погибнуть от голода.

Убоимся Господа хотя так, как боимся зверей; ибо я видел людей, шедших красть, которые Бога не убоялись, а услышав там лай собак, тотчас возвратились назад, и чего не сделал страх Божий, то успел сделать страх зверей.

Возлюбим Господа хотя так, как любим и почитаем друзей: ибо я много раз видел людей, прогневавших Бога и нисколько о том не заботившихся, но те же самые, какою-нибудь малостию огорчив своих друзей, употребляли все искусство, выдумывали всякие способы, всячески изъявляли им свою скорбь и свое раскаяние, и лично, и через иных, друзей и родственников, приносили извинения, и посылали оскорбленным подарки, чтобы только возвратить прежнюю их любовь.

В этих словах Иоанн Лествичник просит нас отнестись к Богу так же реально, как мы относимся к делам реальным и очевидным для нас. Можно добавить, что такого серьезного отношения требует не только Бог, но и Его притчи и Его Церковь.

Еще один аспект притчи о блудном сыне – изображение схемы нашего движения к Богу.

Постом и великопостными службами мы не просто имитируем путь блудного сына в кажущейся театральной реальности церковного обряда. Мы на самом деле в той или иной степени все удалены от Бога, подвержены греху. И свиные рожки нам не в диковину. У любого человека есть перигей и апогей его удаления от Бога. И наша задача, год от года, делать этот апогей все короче и короче, последовательно сокращать наше удаление от Бога и сокращать срок отчуждения души от Бога.

Господи, помоги нам пройти все эти этапы поста, очищая себя от греха на этих, пока условных мытарствах. Помоги нам не потерять в уме память об Отце Небесном. Помоги нам сердцем вспомнить животворную силу и радость благодати. И, конечно, помоги нам, чтобы мы, потрудившись Богу, нашли в самом течении нашей жизни источник Божественного блага – так, как нашел его евангельский блудный сын.

Священник Константин Камышанов
Источник: Правмир www.pravmir.ru/tochka-zreniya-boga/

Блог иг. Давида

главная